Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Виктор Медведчук

«Руслан»: в одном шаге от контроля над мировым рынком

Объем возможных заказов на самолет АН-124 вплотную подошел к порогу коммерческой окупаемости проекта по возобновлению производства.

Не так давно вице-премьер Юрий Бойко заявил, что Украина и Россия наконец-то договорились о создании совместного предприятия для возобновления производства самолета АН-124 «Руслан». Собственно, разговоры идут уже давно. Еще в 2003 году было сделано официальное совместное заявление Украины и России, в котором были озвучены подобные планы. Впрочем, характер отношений наших стран в этот десятилетний период был весьма далек от того, чтобы наладить взаимовыгодное сотрудничество. Не только в авиастроении, но и вообще.

Сегодня все же есть определенные основания для оптимизма. Согласно расчетам, проведенным специалистами авиакомпании «Волга-Днепр», порог коммерческой окупаемости проекта по возобновлению производства самолета находится на уровне тридцати машин. На данный момент «Волга-Днепр» оценивает свою потребность в «Русланах» в двенадцать единиц, десять летательных аппаратов готова заказать российская авиакомпания «Полёт», еще пять – предприятие «Авиалинии Антонова».

Таким образом, корпоративные заказчики уже вплотную приблизились к минимально необходимому объёму производства. При этом все еще сохраняется надежда на то, что заказчиком выступит и ВВС России (хотя есть мнение, что для современной армии РФ заказ этой машины имеет скорее статусный, чем практический смысл). В любом случае «Руслан» находится в одном шаге от повторного запуска производства. И нам нужно с этим поторопиться, потому что потом будет поздно. Несколько ниже объясню почему.

Мировой рынок сверхгабаритных перевозок развивается такими темпами, что уже спустя несколько лет мы можем столкнуться с дефицитом транспортных самолетов. Если в середине 90-х портфель заказов на подобные услуги не превышал $200 млн,  на данный момент он вырос почти в десять раз, а, согласно прогнозам, к 2030 году достигнет $7 млрд. Собственно говоря, выдающиеся возможности отечественных самолетов предоставили не только новые возможности логистике, но даже повлияли на техпроцессы изготовления различной габаритной продукции – карьерных экскаваторов, турбин, элементов инженерных конструкций и не только.

В этой сфере сложилась очень благоприятная ситуация для украинских и российских компаний. Единственный заметный конкурент Ан-124 – американский С-17 (с грузоподъёмностью около восьмидесяти тонн против ста пятидесяти у модернизированного «Руслана»). При этом американец с большим трудом сегодня пробивает себе путь к коммерческой эксплуатации. Дело в том, что перед военно-транспортной авиацией США в 90-х годах не стояла задача физического выживания, а потому и на новом рынке услуги американских рамповых самолетов в свое время не продвигались столь энергично. В итоге рынок заняли мы. Не весь, но 80% мировых объемов сверхгабаритных авиаперевозок, которые приходятся на русские и украинские компании, это весьма приличный показатель. Для того чтобы закрепить за собой статус лидера, необходимо обновить и модернизировать существующий авиапарк. Если даже мы просто сохраним нынешнюю долю, сам по себе рост рынка соответствующих услуг позволит значительно нарастить объемы и доходы российских и украинских компаний.

Разумеется, речь идет не только об украинской авиапромышленности и смежных областях. Пример того, как отечественные специалисты находят пути и возможности для того, чтобы не только выживать, но и обеспечивать лидерство, может дать нам заряд здорового оптимизма. Пора вспомнить, что Украина – это не только металлопрокат, удобрения и подсолнечник, но еще и накопленный поколениями опыт производства в сфере энергетического машиностроения, вооружений, оборудования для добывающей промышленности, приборостроения. Хотелось бы верить, что обновленный «Руслан» станет первой ласточкой технологического восстановления страны. Но опять-таки реализация этой мечты целиком и полностью зависит от адекватности отечественной политики и государственной стратегии. И здесь, к сожалению, причин для оптимизма несколько меньше.