Tags: ВВП

Чему радуется премьер Гройсман?

Премьер позитивно оценивает роль сельского хозяйства и надеется на дальнейший его рост. Доля аграрного производства в структуре экономики Украины в случае продолжения его государственной поддержки может вырасти до 25%, считает он.

Ну, насчет государственной поддержки это сильно сказано. В Евросоюзе такая поддержка на порядок выше и составляет треть годового бюджета ЕС.

Сельское хозяйство Украины (причем только растениеводство, животноводство деградирует) показывает высокие результаты в значительной мере за счет варварской эксплуатации земельных ресурсов.

Отсутствие правильного севооборота, упадок мелиорации и селекции, бесконтрольное расширение посевов рапса и подсолнечника, истощающих почву, ― в итоге Украина теряет свои черноземы и в обозримом будущем может их лишиться. По оценкам FAO (Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций) и Всемирного банка, из-за вымывания почвы Украина ежегодно теряет 500 млн тонн земли.

Но, даже если проигнорировать эти факты, прогнозируемая Гройсманом доля агропроизводства в структуре ВВП на уровне 25% ― это не просто провал, а катастрофа. В развитых странах доля сельского хозяйства в ВВП составляет считанные проценты. В США в сфере сельского хозяйства создается около 1% ВВП, в Германии ― не более 2%. Естественно, при громадных объемах производства сельхозпродукции, обеспечивающих не только львиную долю внутренних потребностей, но и лидерство в мировом экспорте.

Развитых аграрных стран в мире сейчас нет и уже не будет. Аграрная сверхдержава Украина ― это блеф американцев.

Гройсман выдает за успех деградацию украинской экономики, ее превращение в аграрно-сырьевой придаток развитых стран.

Обанкротился еще один флагман промышленности Украины

Публичное акционерное общество «Черноморский судостроительный завод» признано банкротом. Соответствующее решение принял Хозяйственный суд Николаевской области. Об этом 4 июля сообщил пресс-центр судебной власти Украины.

А ведь еще относительно недавно данное предприятие, основанное в 1895 году, было лидером судостроительной отрасли Украины. Оно производило авианесущие крейсеры, крейсеры, подводные лодки, нефтетанкеры, сухогрузы, траулеры и многие другие виды продукции военного и гражданского назначения.

Происшедшее лишь подтверждает то, что уже очевидно: в стране полностью отсутствует какая-либо промышленная политика. Жалкое существование влачит отечественный автопром, который еще 10 лет назад формировал 4% ВВП страны, обеспечивал значительный экспорт и создавал более 36 тыс. рабочих мест. А вот в мае 2018 года с заводов Украины вышло 442 автотранспортных средства, что в 90 раз меньше майского результата 10-летней давности. И таких примеров можно привести множество.

Евроинтеграторы запустили процесс деиндустриализации Украины. А страна без промышленности не имеет будущего. Впрочем, осознать этот очевидный факт действующая власть не в состоянии.

10 лет Украины в ВТО, или Цена прозападных «реформ»

16 мая исполнилось 10 лет с того момента, как Украина стала полноправным членом Всемирной торговой организации. Афера Ющенко и его прозападной команды, которые сделали все, чтобы «вступить» Украину в ВТО, опередив Россию, обернулась для Киева крупнейшим экономическим, да и дипломатическим провалом: итогом 14 лет переговоров стало подписание дискриминационного для нашей страны договора.

Украина присоединилась к Марракешскому соглашению о создании Всемирной торговой организации в ущерб своим экономическим и национальным интересам. Уже в 2012 году, признав невыгодность условий членства, Киев подал заявку на пересмотр пошлин по 371 тарифной позиции. В 2014-м предпринял еще одну попытку добиться пересмотра откровенно дискриминационных для себя условий, потребовав права повысить пошлины. Но тщетно.

Преподнося вступление Украины в ВТО как победу, как прорыв на мировые рынки, представители «оранжевой» команды обещали и быстрый рост ВВП, и увеличение притока иностранных инвестиций. Но реальность оказалась иной. Если в 2007-м в Украину поступило $9,9 млрд ПИИ, в 2008-м ― $10,9 млрд, то уже в 2009 году ― лишь $5,6 млрд. А при нынешних еврореформаторах объем иностранных инвестиций стал совсем мизерным ― к примеру, в 2017-м он составил всего $1,87 млрд.

За время членства в ВТО украинский экспорт вместо обещанного роста продемонстрировал падение более чем в полтора раза. По итогам 2017 года товарный экспорт Украины составил $43,27 млрд, в то время как в 2008-м, когда страна только присоединилась к Всемирной торговой организации, он достигал $66,95 млрд.

Импорт за этот же период снизился в 1,7 раза ― с $85,5 млрд в 2008 году до 49,6 млрд в 2017-м. И это, замечу, не вследствие импортозамещения, бурного развития отечественного товарного производства и т. п. Просто украинцам, обнищавшим в результате прозападно ориентированной экономической политики, качественная импортная продукция стала не по карману. А то, что ввозилось и ввозится в страну, является либо контрабандой, либо товарами низкого ценового сегмента.

К сожалению, Украина так и не извлекла уроков из аферы «любих друзів». В 2014 году еврореформаторская власть заключила еще более невыгодный для страны, откровенно дискриминационный Договор о ЗСТ с ЕС. И вот теперь мы пожинаем плоды резкого геополитического разворота Киева «с Востока на Запад». Объем поставок украинских товаров в ЕС (при членстве в ВТО и действии «углубленной и всеохватывающей» ЗСТ) в 2017-м ниже, чем в 2008 году: $17,5 млрд против $18,1 млрд соответственно. Экспорт в страны СНГ (в том числе и Россию ― самый перспективный рынок сбыта) стремительно сокращается ― с почти $23,2 млрд в 2008 году до $6,9 млрд в 2017-м.

Сегодня украинцы все чаще задаются вопросом: «Какую же выгоду получила страна от «реформ», ориентированных не на отечественного производителя и потребителя, а на западных спонсоров украинских майданов?» Потому что никаких выгод, успехов, достижений люди просто не видят. Вместо обещанного «прорыва» — развал промышленности, деиндустриализация, монополизация, тенизация всех сфер экономики. Вместо европейских зарплат и пенсий — тотальная, беспросветная нищета. Такова цена прозападных «реформ», проводимых украинской властью.

Отчет правительства за 2017 год откладывается

ВР отложила до 20 июня рассмотрение отчета о выполнении Программы деятельности Кабинета Министров в 2017 году. Странное решение. Летом уже не результаты прошлого года следует рассматривать, а итоги I полугодия 2018-го подводить.

Впрочем, правительство уже разместило на своем сайте и направило в парламент своеобразный документ, якобы отражающий экономические итоги 2017 года.

Видимо, в Кабмине считают, что если в своем отчете они не упомянут обобщающие показатели развития промышленности и сельского хозяйства в Украине, то таковых как бы и не существует. Придется огорчить правительственных «экспертов» и проправительственных политиков, упорно обманывающих общество своими заявлениями о «позитивных сдвигах в экономике». И напомнить о таких показателях.


Данные Госстата Украины

В 2017-м украинская промышленность продемонстрировала индекс «развития» 99,9% от уровня предыдущего года.

В сельском хозяйстве в 2017-м падение производства составило 2,7%.

Единственной системной отраслью экономики Украины, где еще отмечался рост, в прошлом году оставалась строительная отрасль. При этом такой рост преимущественно был достигнут за счет госзаказов на дорожное строительство. По текущему состоянию украинских дорог можно оценить «эффективность» этих государственных вложений.

Что касается банковского сектора Украины, то он завершил 2017 год с убытком в 24,4 млрд грн.

Независимые эксперты активно обсуждают нереальность заявленного правительством роста реального ВВП страны (+2,5%) при таких явных отраслевых и секторальных провалах в украинской экономике.

Вот и не торопится премьер докладывать парламенту о своих «достижениях». Тем более что трудно воспринимать всерьез ― в качестве реального отчета правительства ― набор картинок, словно позаимствованных из детского иллюстрированного журнала.

Еще одна антироссийская санкция, бьющая… по Украине

Постановлением КМУ запрещен импорт сульфата аммония из РФ. А это один из самых нужных видов удобрений для украинского сельского хозяйства и важное сырье для химической промышленности. Потребность в сульфате аммония в Украине в 6 раз превышает возможности отечественного производства. Выручает импорт. До введения запрета по итогам 2017 года 64% импорта обеспечивали как раз поставки сульфата аммония из России (AgroDay).

Ну и каков будет результат запрета? По расчетам специалистов отрасли, замена российских поставок кристаллического аммония, к примеру, азиатскими приведет к его подорожанию на 25–33% (AgroDay). Пострадают прежде всего украинские производители и потребители. Именно этого хотели в правительстве?

Логика подобных запретов абсурдна. Не отказывается же Украина от закупок энергетического угля в РФ. Более того, планирует нарастить их в 2018 году почти на 30%. Нельзя до бесконечности игнорировать экономическую целесообразность.

Фантазии Гройсмана изумляют

«За 3–5 лет мы можем достичь серьезного уровня развития страны», ― заявил Гройсман. Более того, подчеркнул: «И моя задача ― построить такую модель, когда экономика будет сильной, когда люди будут получать достойные зарплаты…»

Как это понимать? Знает ли премьер о том, что Украина по ВВП на душу населения отстает даже от Габона и пресловутого Гондураса? По расчетам МВФ, в 2016 году ВВП на душу населения в Габоне составил $7 587, в Гондурасе ― $2 609, а в Украине ― $2 194.

Не в пользу Украины сравнение и с другими «мировыми экономическими лидерами»: с Монголией, где ВВП на душу населения ― $3 660, Анголой ― $3 502 и Албанией ― $4 203.

Неужели Гройсман действительно считает, что Украина за 3–5 лет может достигнуть показателя хотя бы самой бедной страны ЕС ― Болгарии, где ВВП на душу населения составляет $7 369?

Нет, за этот период нашей стране нужно решить основную задачу ― выбраться из той глубочайшей ямы, в которой она оказалась после 2013 года из-за действий еврореформаторов. А при нынешних темпах роста процесс возвращения к прежнему уровню ВВП займет в лучшем случае 5 лет.

Конечно, и в 2013-м ситуация была не такой уж благополучной, но все же не столь позорной, как сейчас. Обвалить ВВП страны в долларовом измерении вдвое, да еще в кратчайшие сроки ― вот это «перемога» на безальтернативном пути в ЕС!

Как считает известный американский экономист шведского происхождения, специалист по вопросам экономик Украины и России Андерс Аслунд, сегодня Украина конкурирует с Молдовой за статус самой бедной страны Европы.

Вот она, историческая задача команды еврореформаторов ― сохранить превосходство над Молдовой. Но и в этой титанической борьбе они проигрывают: темпы прироста ВВП в Молдове составляют 4%, то есть они вдвое выше, чем в Украине.

Безусловно, Гройсман уже построил свою модель. Модель экономической разрухи и обнищания населения. И она очень эффективна — миллионы украинцев бегут из страны.

Именно поэтому, комментируя заявление премьера о серьезном уровне развития Украины (как, впрочем, и многие другие его заявления), хочется сказать, перефразируя слова героя знаменитой комедии: «Когда вы говорите, Владимир Борисович, такое впечатление, что вы бредите».

Деиндустриализация экономики Украины усиливается

Один из наиболее негативных итогов 2017 года ― усиление процесса деиндустриализации страны. На протяжении последних лет процесс этот набирал силу, последовательно снижая не только общие объемы промышленного производства, но и долю добывающей и перерабатывающей промышленности в общем объеме ВВП Украины.

В 2016 году произошло некоторое восстановление работы горно-металлургического комплекса Донбасса, что позволило укрепить индустриальную составляющую украинской экономики. Но последовавшая за этим в 2017-м торгово-экономическая блокада неконтролируемых Киевом территорий свела на нет намечавшиеся позитивные тенденции к восстановлению промышленного потенциала страны.

Соответственно, в 2017 году процесс деиндустриализации экономики Украины продолжился. Доля добывающей и перерабатывающей промышленности в общем объеме ВВП страны в I квартале 2017-го составила 17,7%, во II квартале ― 20,2%, в III квартале ― 17,1%.

Как видим, в 2017 году деиндустриализация экономики страны усилилась, что лишило Украину шанса выйти из системного экономического кризиса в обозримом будущем. Во всяком случае, уже очевидно, что в наступившем 2018-м этого не произойдет…

Еврореформаторы и еврореформы: кредит доверия исчерпан

Суровые украинские реалии: народ пытается выжить, а власть… фонтанирует бредовыми идеями и раздает невыполнимые обещания. «Экономика демонстрирует рост. 3% роста планируем на следующий год. Речь идет о создании новых рабочих мест, о росте зарплат… Мы можем стать наиболее динамичной экономикой на континенте. Рост должен быть 5–7%. Мы можем это сделать» ― такие прогнозы премьер-министра Украины Гройсмана уже давно вызывают не негодование, а смех. К сожалению, для большинства украинцев это смех сквозь слезы.

Истинное положение дел просто удручающее. ВВП Украины на душу населения сегодня вдвое ниже, чем в 2013 году ($2221 в настоящее время против $4075 до начала еврореформ). По этому показателю Украина занимает последнее место среди постсоветских стран. Госдолг достиг угрожающих размеров ― 82% ВВП. Наша страна вошла в тройку государств с самым высоким риском дефолта. Согласно отчету Нацбанка, в следующие 4 года обслуживание госдолга и квазигосударственного долга будет обходиться Украине в $7 млрд ежегодно. Экспорт с 2013 года обвалился на 74,4% (именно такой эффект возымел обещанный евроинтеграторами «прорыв» на европейский рынок.) Национальная валюта девальвировала в 3,4 раза. Прекратили деятельность порядка 80 банков…

Список «достижений» и «триумфов» евроинтеграционной команды можно продолжать едва ли не до бесконечности. Но главное ― еврореформы, которыми так гордится власть, делают украинцев беднее день ото дня. По данным Госстата, с начала года индекс инфляции в Украине вырос на 11,5%. А на конец 2017-го, согласно прогнозу международного рейтингового агентства Fitch Ratings, инфляция составит 13,7%. Коммунальные тарифы зашкаливают. В сравнении с 2013 годом стоимость газа для населения выросла в 9,6 раза! С начала 2017 года субсидии назначены 8,16 млн украинских семей (это более половины всех домохозяйств страны!). Если каждой второй семье не по карману даже «коммуналка», о каком благосостоянии граждан вообще можно говорить? При этом задолженность по зарплате с начала года выросла на 37,4% и достигла почти 2,46 млрд грн.

Неудивительно, что уровень народной поддержки власти и государственных институтов с каждым днем все ниже. Сегодня проевропейской «демократической» команде народ доверяет даже меньше, чем «папередникам» ― «злочинному корумпованому режиму». Об этом свидетельствуют результаты социологических опросов. Так, в мае 2013 года, согласно исследованию, проведенному Фондом «Демократические инициативы имени Илька Кучерива» совместно с социологической службой Центра Разумкова, Верховной Раде не доверяли 76,8% респондентов, а правительству Азарова ― 71%. А опрос, проведенный в октябре 2017-го социологической службой Центра Разумкова, показал, что нынешнему парламенту не доверяют 80,7% граждан, а Кабмину Гройсмана ― 73,1% украинцев.

«Майданные лидеры» исчерпали кредит доверия не только своих избирателей, но и «стратегических партнеров». Об этом свидетельствуют результаты саммита Украина ― ЕС и V саммита «Восточного партнерства». Обещания, данные «майданными лидерами» и своему народу, и иностранным партнерам, так и остались невыполненными. И этот факт уже ни у кого не вызывает сомнений. Тем более что на четвертом году управления страной евроинтеграторам все труднее перекладывать вину за все провалы и ошибки (следствие их вопиющего непрофессионализма) на своих предшественников.

Как Гройсман падение ВВП преодолел

Премьер Гройсман продолжает излучать безудержный оптимизм, несмотря на возобновившееся падение в промышленности и сельском хозяйстве. Глава Кабмина порадовал украинцев очередным заявлением: «17% падения экономики, энергетическая и экономическая блокада, 108 тыс. грн на счету 45-миллионной страны ― это настоящий вызов, который нам удалось преодолеть».

Ну что ж, как говорится, посчитаем на пальцах. По данным Госстата Украины, реальный ВВП в 2014 году сократился на 6,6%, в 2015-м ― на 9,9%. Правда, в 2016 году ВВП вырос на 2,3%. А в 2017-м Кабмин ожидает прироста на целых 2,2%. МВФ прогнозирует рост на 2%. Сопоставим цифры ― действительно ли падение ВВП в 17% успешно преодолено? Или господину Гройсману следовало бы вновь пройти курс для начальных классов средней школы?

Неизвестно, как у премьера обстоят дела с дипломом о высшем образовании, но с арифметикой он явно не дружит. Да и слова об энергетической независимости в ситуации, когда Украина завозит уголь из США, ЮАР и, страшно сказать, из России, звучат неубедительно.

Как и повторение фейка Яценюка о 108 тыс. грн на казначейском счету после падения «преступного режима Януковича». Информацию Госказначейства на сайте, конечно, подчистили. Но ведь она была обнародована, и любой пользователь Интернета может убедиться, что речь идет о немалой сумме ― 4 721 млн грн на 1 февраля 2014 года. В результате евромайдана сумма действительно уменьшилась и на 1 марта 2014 года составляла 3 589,9 млн грн. Сравните с пресловутыми 108 тыс. грн.

А вот то, что страна уже далеко не 45-миллионная, ― это целиком и полностью заслуга «реформаторов».

Ну так сколько же можно делать такие, мягко говоря, неправдивые заявления?

Министр финансов ждет инвестиционного «цунами»

Министр финансов А. Данилюк, недавно порадовавший граждан заявлением, что Украина в ближайшие годы сможет стать кредитором для других стран, ожидает роста ВВП Украины в 2018‒2019 годах на 6‒7%. По его мнению, драйвером экономического роста станет приток в Украину иностранных инвестиций в результате успешной приватизации: «Я поговорил более чем с сотней инвесторов, я почувствовал, что приближается цунами. В хорошем смысле этого слова».

Но пока это всего лишь фантазии Данилюка: никаких признаков приближения инвестиционного «цунами» не заметно. Ситуация намного хуже, чем в 2013 году, до прихода еврореформаторов к власти.

На 1 июля 2017 года объем ПИИ в Украину составил $39,982 млрд. По отношению к 1 января 2017 года их общий прирост — 4%. То есть падение последних лет никак не компенсировано. Стоит напомнить: по состоянию на 1 июля 2017 года объем ПИИ был на 27% меньше, чем на 1 января 2014 года. Это значит, что для восстановления прежнего уровня ПИИ могут понадобиться многие годы.

В 2016-м прирост ПИИ составил $3,284 млрд. Но две трети его были обеспечены инвестициями российских банков в свои украинские дочерние структуры. Сейчас этот фактор не действует, и по итогам года ожидается приток ПИИ в лучшем случае на уровне приблизительно $2 млрд. Для Украины это ничтожная цифра. Для сравнения: в 2012 году приток ПИИ в страну составил $8,4 млрд.

На Западе постоянно акцентируют внимание на том, что инвестиционный климат в Украине плохой. Совсем недавно специальный представитель США по Украине Курт Волкер заявил, что украинские власти пока не смогли создать благоприятный инвестиционный климат в стране.

На что же, собственно говоря, рассчитывает министр Данилюк? Ведь очевидно, что судебная система в стране находится в состоянии паралича, уровень черного рейдерства зашкаливает и, следовательно, право собственности, в том числе иностранных инвесторов, практически не защищено государством.

Судьи же не защищены от произвола так называемых активистов, которых постоянно используют в переделе собственности, в частности, на землю. В Украине на данный момент судейский корпус остается недоукомплектованным на 40%. Об этом в интервью «РБК-Украина» рассказала председатель Совета судей Украины В. Симоненко. О какой эффективной работе судов в такой ситуации можно говорить?

Никто в мире не видит успехов в преодолении коррупции в Украине. Киев не выполнил ни одного из 13 обязательств по улучшению антикоррупционного законодательства и правоприменения, взятых им на Лондонском всемирном антикоррупционном саммите в мае 2016 года. Таковы выводы доклада, который обнародовала на днях международная организация Transparency International.

А в апреле 2017 года британская аудиторская компания Ernst & Young опубликовала результаты исследования, согласно которому Украина за годы реформ «выбилась» в мировые лидеры по уровню коррупции в бизнесе и поднялась с седьмого места на первое.

А. Данилюк рассчитывает на приток ПИИ в результате приватизации. Но пока даже нет нормального законодательного обеспечения этого процесса. От него «отсечены» российские инвесторы, что неизбежно скажется на его конкурентности и снизит цену приватизируемых объектов. Об этом свидетельствует хотя бы история с бесконечной приватизацией ОПЗ, которая вновь перенесена.

Министр финансов напрасно радуется — инвестиционного «цунами» не будет (во всяком случае, в хорошем смысле слова). Как, впрочем, и роста экономики ВВП Украины на 6‒7% в 2018‒2019 годах. Нового спада бы избежать.