Tags: внешняя политика Украины

Российский рынок потерян, теперь еврореформаторы ищут новые рынки сбыта… в Африке

Внешнеэкономическая политика Украины, помимо прочего, направлена на развитие торговых отношений со странами Африки, заявила директор департамента международного торгово-экономического сотрудничества и европейской интеграции МЭРТ Елена Балбекова. Столь резкая смена риторики властей поставила в тупик большинство украинских товаропроизводителей ― их ведь несколько лет убеждали в исключительной перспективности и выгоде европейских рынков.

Теперь товаропроизводителей уверяют, что европейский рынок остается перспективным (правда, в очень далекой перспективе), но пока стоит ориентироваться на Южную Америку, Ближний Восток и Африку. Чиновники даже обещают поспособствовать выходу украинских экспортеров на рынки африканского континента. Например, госпожа Балбекова для расширения торговли с Африкой рекомендует отечественным производителям… активизироваться в проведении выставок-ярмарок при содействии Минэкономразвития. Вопросом, что будут демонстрировать украинские товаропроизводители, которых евроинтеграционная команда поставила на грань выживания, в МЭРТ привычно не задаются. Еврореформаторы не привыкли мыслить стратегически, они живут евроинтеграционными идеями, лозунгами, декларациями. Вот только пропагандистскими речевками, как известно, бизнес не поднять. Для восстановления экономики нужно создавать благоприятный инвестиционный климат, проводить грамотную налоговую политику. В конце концов, евроинтеграторам не мешало бы вспомнить о дерегуляции, деофшоризации, детенизации, демонополизации ― словом, обо всех тех реформах, которые они клятвенно обещали воплощать в жизнь.

Но самое главное ― пришло время признать, что ЗСТ с ЕС обернулась катастрофическим провалом, а потому сегодня надо не разрушать, а восстанавливать экономическое сотрудничество с нашими давними торговыми партнерами в странах СНГ.

Украинские экспортеры потратили огромные ресурсы (финансовые, производственные, временные), чтобы закрепиться на российском рынке. Налаженные торгово-экономические связи, производственная кооперация, годами проверенные партнеры, репутация украинских компаний на рынке РФ ― всё это нивелировалось и было разрушено в евроинтеграционном угаре. Украина несет потери на миллиарды и миллиарды долларов. Чтобы не допустить дефолта, «реформаторы» вынуждены выпрашивать кредиты у ростовщиков, урезать социальные выплаты, повышать тарифы… И это будет продолжаться до тех пор, пока евроинтеграционная команда не осознает: когда речь идет о национальных интересах, интересах страны и народа, геополитические игры недопустимы и приоритетом должна стать экономика, а не политика.


ЗСТ с ЕС принесла Украине миллиарды долгов и убытков

Украина пожинает плоды евроинтеграционной истерии. Как признали в Министерстве экономического развития и торговли, за 2012–2015 годы (а это тот период, когда Киев, взяв курс на сближение с Западом, стал планомерно сокращать торгово-экономическое сотрудничество с РФ) объемы торговли Украины с Россией суммарно сократились на $98 млрд.

Разрыв торгово-экономических отношений и кооперационных связей с РФ в первую очередь ударил по производителям продукции с высокой добавленной стоимостью ― приборов, локомотивов и вагонов, продукции машино-, ракето-, кораблестроения. Колоссальные убытки терпят и украинские сельхозпроизводители. По утверждению экс-министра аграрной политики и продовольствия Алексея Павленко, доля России в общем экспорте сельскохозяйственной продукции из Украины уменьшилась до 1%! Разорвав отношения с РФ и так и не сумев наладить поставки на европейский рынок, Киев вынужден пытаться продвигать отечественную агропродукцию в Среднюю Азию, Южную Америку, Китай. Однако новые «стратегические задачи» и цели требуют огромных издержек и временных затрат. Стоит ли говорить, что ни того ни другого у украинских производителей нет. Сейчас они в буквальном смысле слова ведут борьбу за выживание.

$98 млрд потерь, о которых говорят в МЭРТ, ― это астрономическая сумма для находящейся в коллапсе украинской экономики. Это потери от не поступивших на украинские предприятия заказов, от уменьшения загрузки заводов и, как следствие, снижения уровня занятости населения. Это рост безработицы и банкротство компаний, еще недавно считавшихся флагманами украинской промышленности. Это увеличение числа депрессивных регионов, снижение налоговых отчислений в казну и тотальное обнищание населения страны.

Вместо того чтобы наращивать или хотя бы сохранить на прежнем уровне внешнюю торговлю с РФ как крупнейшим стратегическим партнером, Киев проводит политику займов и кредитов. В результате за последние четыре года государственный долг Украины увеличился в 3,7 раза ― с 473,12 млрд грн в начале 2012-го до 1,74 трлн грн (!) по состоянию на март 2016-го.

Из самостоятельного, полноправного игрока на мировом рынке Украина всё больше превращается в сырьевой придаток Запада ― и это все, чего добилась евроинтеграционная команда, настаивая на безальтернативности западного вектора внешнеэкономической интеграции.

Закат евроинтеграции

Через два года так называемых еврореформ, которые правильнее было бы назвать не реформами, а экспериментом над народом, украинцы осознали: представители проевропейского «режима камикадзе» ничем не отличаются от своих «злочинних папередников». Разве что действуют в разы циничнее: прикрываясь лозунгами о европейском выборе и европейских стандартах жизни, претворяют в жизнь антиукраинские, антинародные инициативы МВФ. На протяжении двух лет евроинтеграторы рассказывают о своих исторических свершениях и удивляются, что народ не видит «покращення» по-европейски.

По-видимому, украинские чиновники, свободно говорящие на английском и кичащиеся тем, что учились, стажировались или работали в США, регулярно совершающие вояжи за океан, забыли изречение, которое приписывают американскому президенту Аврааму Линкольну: «Можно обманывать часть народа всё время и весь народ некоторое время, но нельзя обманывать весь народ всё время».

Украинский народ больше не верит ни евроинтеграционным мифам, ни их творцам. Согласно результатам соцопроса, проведенного Институтом Горшенина, 71,5% опрошенных считают, что реальные реформы в стране не проводятся.

Уровень доверия к институтам власти сегодня даже ниже, чем во времена «преступного режима». По данным опроса, проведенного в феврале этого года компанией Research & Branding Group, правительству Яценюка сегодня не доверяют более 85% граждан. Арсению Петровичу, любящему порассуждать на камеру о рейтингах и народной поддержке, которая, как он утверждает, обратно пропорциональна качеству и количеству проводимых реформ, не мешало бы ознакомиться с рейтингами своего «папередника». Летом 2013-го правительству Азарова (который, к слову, как и Яценюк, заявлял, что «стратегической целью Украины является полноправное членство в ЕС») преимущественно или полностью не доверяли около 70% украинцев.

Через два года еврореформ от Яценюка чаша народного терпения переполнилась. Украинцы устали от внешнеэкономических кульбитов и непредсказуемости власти: то «реформаторы» выбирают западный вектор интеграции и ЗСТ с ЕС, то резко поворачивают на Восток (правда, Ближний), то готовятся создавать ЗСТ со странами Западной Африки, то, видимо, осознав провальность этих идей, заявляют о начале «откровенного диалога с нашими экспортерами по проблемным вопросам с экспортом и транзитом РФ». По данным Research & Branding Group, стабильной ситуацию в стране считают только 1,9% граждан, а более 87% респондентов убеждено, что экономическое положение в стране «в целом плохое».

Разочарование украинскими «реформаторами» демонстрирует и Запад. «Стратегические партнеры» устали от украинских проблем и теряют терпение. Как заявляет евродепутат от Эстонии Кайя Кайас, «Запад начнет спрашивать себя: есть ли смысл помогать стране, которая не хочет сама себе помочь?»

Этим же вопросом задаются и в Америке. По мнению экс-посла США в Украине Стивена Пайфера, «на сегодняшний день в Вашингтоне существует серьезное разочарование не только ходом реформ в Украине, но также и незначительным прогрессом в борьбе с коррупцией». По словам дипломата, Запад уже много лет возлагает надежды на реформы в Украине. Однако команда евроинтеграторов, как и ранее команда Ющенко, не оправдывает этих надежд. «Если Порошенко и Яценюк не реализуют гарантированные перед Западом обещания, то на Западе всё чаще будут звучать вопросы: почему мы должны тратить свои ресурсы, время для помощи Украине, если в стране продолжается коррупция и политический кризис?» ― прогнозирует Пайфер.

Глава представительства ЕС в Украине Ян Томбинский прямо обвиняет украинскую власть в отсутствии реальных результатов борьбы с коррупцией: «Я не могу объяснить, почему агентство (Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции. ― В. М.) не могло быть создано за восемь месяцев. Это вопрос политической воли, нет технических условий, которые не давали бы возможности это сделать».

Польское издание Gazeta Wyborcza (а Польша, как известно, долгое время считалась самым рьяным евролоббистом вступления Украины в ЕС) считает, что украинские реформы не продвигаются, потому что невыгодны олигархам. «Самые богатые украинцы не заинтересованы в либерализации рынков, на которых они работают… Мутные схемы, по которым работали и десять лет назад, прекрасно работают до сих пор», ― утверждает эксперт Центра восточноевропейских исследований Войцех Кононьчук.

Как видим, украинцы и мировая общественность демонстрируют редчайшее единодушие в оценке деятельности премьера и его команды: реформ нет, коррупция процветает, политический кризис обостряется. Однако ни близкий к нулю рейтинг, ни акции протеста, ни жесткая критика западных партнеров нисколько не смущают главу правительства. Яценюк по-прежнему продолжает цепляться за власть и рассказывать о евроинтеграционных устремлениях правительства, хотя его словам уже не верят ни в Украине, ни в Европе, ни даже в США.

ЗСТ с ЕС для Украины: вместо экономического прорыва ― экономический провал

В последнее время все громче звучат безапелляционные заявления представителей украинской власти о том, что соглашение о ЗСТ между Украиной и ЕС вступит в силу с нового года. «Мы решительны в своем стремлении ввести с 1 января 2016 года зону свободной торговли с ЕС», ― заявил президент Украины, пребывая с официальным визитом в Литве. «Мы определились. Украинская экономика будет соответствовать европейским стандартам. Поэтому ЗСТ вступит в силу», ― не менее решительно заявлял и премьер. Об угрозах и проблемах, которыми чревато экономическое сотрудничество Украины и ЕС в рамках зоны свободной торговли, в Киеве стараются не только не говорить, но и не думать. И это при том, что даже в Евросоюзе выражают сомнение в эффективности ЗСТ для Украины.

«Мы не должны преувеличивать мгновенный экономический эффект углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли», ― заявил руководитель торгово-экономического отдела представительства ЕС в Украине Николас Бердж, признав что эффект от имплементации ЗСТ будет заметен через 5−7 лет. Ранее столь же «оптимистическими» прогнозами делился и глава представительства ЕС в Украине Ян Томбинский. По его мнению, позитивный эффект такое сотрудничество может иметь года через 2−4. Правда, господин Томбинский признал, что «очень оптимистично настроен». Скорее всего, даже неоправданно оптимистично.

Если отбросить околоэкономические измышления об эфемерной выгоде для Украины от ЗСТ с ЕС (причем в весьма и весьма далеком будущем), возникает вопрос: чего именно ждать украинским производителям от столь распиаренной «углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли»?

Говорить об открытии для украинских производителей «емкого и перспективного рынка» Евросоюза по меньшей мере наивно. Неконкурентоспособность украинской продукции (и с этим не станут спорить даже самые рьяные апологеты экономической евроинтеграции) вызвана асимметрией партнерства. Низкий уровень инновационности, критически низкая производительность труда, отсутствие секторальной поддержки, невозможность провести быструю и масштабную модернизацию предприятий ― объективные факторы, препятствующие выходу на европейские рынки отечественных товаров. Кроме того, ЕС ввел жесткие ограничения в тех сегментах, в которых Украина действительно могла бы нарастить свое присутствие (сельхозпродукция, продовольствие, металл), и игнорирует все просьбы-требования Киева увеличить квоты.

Отдельная тема ― переход на «евростандарты», без чего прорыв на рынок ЕС в принципе невозможен. После многочисленных попыток гармонизировать украинское законодательство и законодательство и стандарты ЕС украинские «реформаторы» разработали Стратегию развития системы технического регулирования на период до 2020 года. Достаточно беглого изучения этого «стратегического» документа, чтобы понять: «обеспечение полного соответствия системы технического регулирования Украины требованиям ЕС» ― задание априори невыполнимое. Особенно если учесть, что речь идет как минимум о 20000 (!) стандартов технического регулирования (только до конца 2014 года Украина намеревалась внедрить порядка 3000 техрегламентов). В 2014-м Валерий Пятницкий, на то время заместитель министра экономического развития и торговли, предложил сделать это методом «смены обложки». «Мы берем действующие европейские техстандарты и регламенты, переводим и меняем обложку на украинскую. Это позволит нам резко активизироваться…», ― объяснял чиновник. Очевидно, что и в дальнейшем адаптация техрегламентов к нормам ЕС будет проводиться столь же «профессионально». «Реформаторов» не смущает тот факт, что КПД от подобной «активизации» равен нулю, они готовы трудиться бесконечно. «Появятся новые нормы, а потому это будет бесконечная работа», ― признает господин Пятницкий. А вот смогут ли украинские товаропроизводители приспособиться к новым стандартам ― этим вопросом в правительстве не задаются. Для чиновников важен процесс, а не результат. Стоит ли говорить, что при таком подходе роста экспорта в обозримом (да и необозримом) будущем ждать не приходится. Напротив, по информации Госстата, объем экспортированных товаров в страны ЕС в январе ― сентябре 2015 года по сравнению с аналогичным периодом 2014-го снизился почти на треть ― на 30,4%. И это в условиях действия односторонних автономных преференций для украинских товаров! А ведь в июне 2014 года, когда Европа якобы открыла границы для украинской продукции, экс-министр экономического развития и торговли Павел Шеремета заявлял, что, по некоторым оценкам, это позволит даже вести речь «об увеличении украинского экспорта почти на треть от новых возможностей».

Но цифры и факты говорят сами за себя. Ориентируясь на них, несложно представить последствия, к которым приведет вступление в силу ЗСТ с Евросоюзом. Уже с 1 января отечественные производители окажутся заложниками евроинтеграционной истерии «власти камикадзе» ― они не только не осуществят стремительный прорыв на рынки стран ЕС, но и вряд ли смогут сохранить свои позиции в Украине.

Поскольку все риски и угрозы лягут на плечи украинских граждан, то именно они должны принимать решение о том, нужна ли нашей стране зона свободной торговли с ЕС. «Политическое будущее Украины будет… решаться украинским народом», ― заявил президент Украины в Литве. И это действительно было бы справедливо ― вынести на всеукраинский референдум стратегически важный вопрос о выборе вектора экономической интеграции. Пусть будущее своей страны определят ее граждане, а не чиновники и политики, которые давно перестали защищать интересы Украины и украинского народа.

Договариваться все равно придется

К вопросу о торговом противостоянии с Россией и потерях экономики Украины.

Торгово-экономические связи Украины и России настолько глубоки и сложны, что просто невозможно все их проанализировать в рамках одной статьи. Поэтому считаю целесообразным остановиться на последних событиях: присоединении Украины к экономическим санкциям против РФ и ответном шаге России ― введении эмбарго на ввоз украинских продуктов питания с 1 января 2016 г. Кстати, нелишним будет отметить, что далеко не все страны присоединились к санкциям Запада в отношении РФ. К примеру, Грузия, на позитивный экономический опыт которой так любят ссылаться у нас в Украине, к антироссийским санкциям не присоединилась, и грузинские продукты питания свободно продаются в РФ.

А что касается реакции России на украинские экономические санкции, то она была вполне ожидаемой ― РФ ввела аналогичное эмбарго в отношении  всех стран, присоединившихся к санкциям. Так что последствия такого шага для Украины можно было предвидеть и заранее оценить наши потери. Казалось бы, это и было сделано. Премьер А. Яценюк признал: потери украинского сельхозэкспорта в таком случае составят $600 млн. По его словам, на Россию в настоящее время приходится 12,5% украинского экспорта. Много это или мало? По мнению экспертов, много, а в условиях обвального падения общего объема экспорта и внутреннего потребления ― очень много.

Однако есть еще несколько важных аспектов этой проблемы, на которые обращают внимание аналитики. Они отмечают, что премьер указал (да и то не полностью) только на прямые финансовые потери от снижения экспорта. В то же время необходимо учитывать, что сельхозпроизводство, как и любой другой сектор экономики, ― это сложный хозяйственный механизм, и конечный результат (в нашем случае ― экспорт) обеспечивает множество самых разных предприятий. 

Заместитель министра экономического развития и торговли, торговый представитель Украины Н. Мыкольская утверждает, что от эмбарго больше всего пострадают украинские поставщики мяса птицы (кур), свиней и отдельные производители овощей. Но эксперты рынка напоминают о том, что одно рабочее место в животноводстве обеспечивает работой еще 10 человек. Что же касается производства овощей, то Россия является одним из крупнейших потребителей украинской тепличной продукции. Таким образом, и здесь речь идет о судьбе целой отрасли и о десятках тысяч ее работников.

Украинскими СМИ насаждается (и явно не без указания сверху) мнение, что на простых украинцах введение эмбарго никак не скажется. В эфире канала «24» 18 ноября так и прозвучало: от российского эмбарго простые украинцы не пострадают, а вот промышленники ― да.

Похоже, авторы столь «оптимистичного» утверждения несколько торопятся с выводами, а главное ― пытаются разделить неразделимое. Промышленники (как их назвали журналисты канала «24») продают ведь не воздух, а конкретную продукцию, сделанную руками как раз простых украинцев. Не будет у промышленников сбыта ― не станет работы и у простых украинцев, взаимосвязь более чем очевидна.

В качестве альтернативы российскому рынку украинские чиновники и провластные СМИ рекомендуют производителям сельхозпродукции европейский, на который и нужно переориентироваться. Но сейчас такие, с позволения сказать, рекомендации выглядят просто издевательством. Достаточно вспомнить, что заявила 13 ноября еврокомиссар по вопросам торговли Сесилия Мальмстрем. Говоря о возможности увеличения квот на поставку украинской сельхозпродукции, она отметила, что в ЕС «не рассматривается вопрос о дополнительном увеличении в рамках квот или о предоставлении еще каких-либо квот». А если к тому же учесть разразившиеся в последнее время в Европе скандалы, связанные с качеством украинских продуктов (например, такого традиционного экспортного товара, как отечественное подсолнечное масло), то придется честно признать: наша страна вряд ли получит дополнительные рынки сбыта в ЕС, тем более по группам товаров, поставлявшимся ранее в Россию. В других регионах мира украинскую свинину и овощи тоже никто не ждет.

Необходимо констатировать очевидное: если доступ украинскому экспорту в РФ будет закрыт, это будет означать не только миллиарды долларов убытков (эксперты говорят о $3−5 млрд), но и десятки тысяч новых безработных в Украине. И это притом, что безработица в стране и так зашкаливает.

Кроме того, вышеперечисленные проблемы необходимо рассматривать с учетом всего комплекса отношений Украины, ЕС и РФ и в первую очередь ассоциации и создания зоны свободной торговли между Украиной и Евросоюзом. Россия была готова пойти на определенные взаимные уступки в системе будущих торговых отношений. Однако присоединение Украины к антироссийским санкциям, по сути, лишило переговорный процесс по этому вопросу каких-либо перспектив. Соответственно, уже с 1 января 2016 г. Россия, по всей видимости, отменит нулевые таможенные пошлины для Украины, и на весь украинский экспорт будет распространяться общий режим таможенных пошлин в РФ. Это означает не только потерю еще сотен миллионов долларов, но и повышение стоимости реализации украинской продукции, утрату конкурентных преимуществ, а в итоге – опять-таки потерю рынков сбыта.

Так, может быть, Украине стоит пересмотреть свою внешнюю политику, столь губительную для экономики страны? Россия была, есть и будет нашим соседом, и рано или поздно нашим странам все равно придется договариваться. Вот только к тому времени привычные украинские рынки сбыта в РФ могут занять другие государства.

Отказ поддержать резолюцию ООН о борьбе с героизацией нацизма ― это поддержка радикальных сил

19 ноября Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о борьбе с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, способствующими эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости. За представленный Российской Федерацией документ проголосовали 126 стран ― членов ООН. Отказались поддержать резолюцию четыре государства: Канада, Палау, США и… Украина.

Должен констатировать, что такая позиция наносит удар по международному имиджу нашей страны. Когда в 2012 и 2013 годах Украина ― европейское государство, член Организации Объединенных Наций ― воздерживалась от голосования, это вызывало негодование и неприятие. Но когда второй год подряд, во всеуслышание заявляя о приверженности демократическим ценностям и европейским стандартам, Украина отказывается поддерживать резолюцию ООН, направленную против героизации нацизма, это можно расценивать как измену тем принципам и ценностям, которые исповедовали участники антигитлеровской коалиции, ведя борьбу с нацизмом и фашизмом. К сожалению, эта позиция полностью соответствует внутриполитическому курсу постмайданной власти, которая поощряет радикальный национализм и политический экстремизм, возводит в ранг национальных героев деятелей националистического толка, что вызывает негативную оценку международной общественности и наносит удар по репутации нашей страны.

Националистические настроения, навязываемые украинскому обществу, тревожат наших соседей. «Если сейчас украинцы ставят памятники бандеровцам, это значит, что они готовы в будущем применять такие же методы, которые применяли украинские националисты, в частности массовые убийства», ― считает польский сенатор Ян Жарин. И его опасения не напрасны: логичным продолжением героизации ОУН-УПА стало заигрывание власти с радикальными силами, что привело к всплеску экстремизма в стране.

Распространенная в Украине практика оправдания насилия революционной целесообразностью, позволяющая безнаказанно нарушать закон и попирать права человека, продуцирует насилие и экстремизм. Видимо, именно по этой причине до сих пор не наказаны виновники одесской трагедии, не привлечены к ответственности участники кровавых событий в Мукачево, а выходки экстремистов становятся едва ли не обыденным явлением. Путь от факельных шествий до кровавой бойни у стен Верховной Рады оказался очень коротким. Семена ненависти и нетерпимости хорошо всходят на почве правового нигилизма и вседозволенности.

В резолюции ООН затрагивается в том числе и вопрос объявления и попыток объявления членов организации «Ваффен-СС», бывших нацистов и «тех, кто боролся против антигитлеровской коалиции и сотрудничал с нацистским движением» участниками национально-освободительных движений.

На фоне фактически ведущейся у нас «войны» с мемориалами воинам-освободителям Советской Армии, которая внесла решающий вклад в разгром нацизма, огромное значение приобретает и положение резолюции, в котором выражается «озабоченность непрекращающимися попытками осквернения или разрушения памятников, воздвигнутых в память о тех, кто боролся против нацизма в годы Второй мировой войны, а также незаконной эксгумации или переноса останков таких лиц».

Тот факт, что Украина систематически отказывается поддержать резолюцию ООН о борьбе с героизацией нацизма, ― это вызов прогрессивной общественности, которая не приемлет идеологию ксенофобии и расовой дискриминации. Такая позиция свидетельствует о том, что Киев готов и дальше поддерживать радикальные и экстремистские силы в стране. А это грозит углублением раскола в украинском обществе и новыми потрясениями для страны.

Украина вспомнила, что членство в СНГ — выгодно

В Киеве возмущены: квоты, которые обещает ввести Россия в отношении украинских товаров, не соответствуют нормам Договора о зоне свободной торговли СНГ. «…Тopгoвoe coтpудничecтвo мeжду cтpaнaми дoлжнo пpoиcхoдить в paмкaх дeйcтвующeгo пpaвoвoгo пoля. Для Укpaины и РФ этим пpaвoвым пoлeм являютcя пpaвилa ВТО и Дoгoвop o зoнe cвoбoднoй тopгoвли СНГ», — уверена тopгoвый пpeдcтaвитeль Укpaины Нaтaлья Никoльcкaя.

Отрадно, что Киев наконец-то вспомнил про Договор о зоне свободной торговли СНГ. Однако не совсем понятны причины возмущения украинских чиновников. Разве не Киев почти полтора года заявляет о намерении выйти из состава Содружества? Разве не украинская сторона призывает весь мир ужесточить, расширить, усилить антироссийские санкции? Разве не официальный Киев после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС постоянно твердит о переориентации экспорта с российского на европейский рынок?

Думаю, политику, проводимую еврореформаторами, сложно назвать дружественной по отношению к РФ как к стратегически важному партнеру. Но, похоже, беспрецедентное падение экономики и резкое сокращение экспорта отрезвили радикалов и остановили евроистерию в стране. Остается надеяться, что прозрение Киева и осознание чиновниками того, что «пpaвoвым пoлeм» для Украины и России являютcя пpaвилa ВТО и Дoгoвop o зoнe cвoбoднoй тopгoвли СНГ, станет началом восстановления взаимовыгодных партнерских отношений между Киевом и Москвой.

Выполнение требований Минских соглашений — залог восстановления мира в регионе

В ОБСЕ обеспокоены количеством жертв конфликта на Донбассе. «Гражданские продолжают нести недопустимые потери. Их убивают и ранят, а обе стороны конфликта продолжают размещать свои военные позиции внутри и вблизи гражданских инфраструктурных объектов», ― сообщил представитель ОБСЕ Александр Хуг. Залог восстановления мира в регионе — это безотлагательная и четкая реализация «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений» — от отвода тяжелого вооружения до реализации политической части договоренностей.

Официальный Киев, не вводя в силу закон, запрещающий преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, отказываясь от диалога с жителями Донбасса о проведении местных выборов, пытаясь осуществить полную транспортную и социально-экономическую блокаду региона, провоцирует дальнейшую эскалацию агрессии и напряжения.

Антитеррористическая операция на Донбассе длится более года, за это время погибли тысячи людей, в том числе и среди мирного населения. О том, что конфликт на Донбассе может быть решен мирным и дипломатическим путем, заявил президент США Барак Обама. Основой для такого пути и залогом его успешности являются Минские соглашения ― это уже признал весь мир. И лишь украинская власть пытается обойти достигнутые в Минске договоренности, по-своему трактуя их требования, затягивая процесс мирного урегулирования и при этом манипулируя мнением мировой общественности.

Виктор Медведчук

Европейский выбор Украины: две стороны медали

Визит в Украину генерального секретаря Совета Европы Турбьерна Ягланда наглядно продемонстрировал, что «медовый месяц» во взаимоотношениях нынешней украинской власти и европейских институций миновал и происходящее в нашей стране вызывает все большее беспокойство у представителей СЕ, ответственных за гуманитарную ситуацию и обеспечение верховенства права.

Турбьерн Ягланд был достаточно категоричен и четко выделил основные месседжи. Во-первых, нельзя оправдывать нарушение прав человека в Украине и сворачивание демократических процессов боевыми действиями в стране. «Если у вашего государства действительно есть намерения и основания для временного ограничения действия некоторых статей Европейской конвенции по правам человека, то вы должны были бы сообщить об этом мне, генеральному секретарю СЕ. Вы могли бы дать разъяснение: какие статьи конвенции ограничиваются, по каким причинам это необходимо сделать, на какой период… И подчеркиваю еще раз: ограничения нельзя вводить «просто так», должны быть основания. Вы не можете просто сказать: права человека в Украине больше не существуют, потому что у нас война. И в то же время я считаю, что украинское общество продемонстрировало бы свою силу, если бы сказало: да, у нас конфликт, но соблюдение базовых европейских прав и стандартов в этот период становится еще более важным», ― подчеркнул он.

Во-вторых, Ягланд признал известные заслуги предыдущей власти в проведении правовых реформ, в частности в принятии нового УПК. В-третьих, высказался против нарушения принципа верховенства права, которое возможно в Украине в случае люстрации судейского корпуса.

В-четвертых, выступил против исключения России из состава Совета Европы. В-пятых, признал, что в украинском обществе нарастает недовольство. И связано это с разочарованием в том, как в стране проводятся преобразования. В-шестых, подчеркнул, что конституционные изменения должны не только обеспечить изменения в отношении правосудия, но и утвердить в Украине децентрализацию. В-седьмых, призвал покончить с «жестоким обращением и безнаказанностью в тюрьмах и в милиции».

И хотя звучала не только критика в отношении украинских властей, уже не вызывает сомнений: в Европе наконец-то заметили, что в течение последнего года в Украине наблюдается, мягко говоря, регресс в сфере соблюдения демократических стандартов и прав человека, а вооруженный конфликт служит оправданием такого положения дел. Украинские власти, хоть и уверяют в обратном, препятствуют конституционной реформе в направлении децентрализации, по-прежнему налицо и злоупотребления в правоохранительной и пенитенциарной системе.

Генсек Совета Европы говорил о неприемлемости такой политики Киева. И это, безусловно, шаг вперед, свидетельство того, что в Европе уже начинают осознавать реальное положение дел в Украине. Но задумываются ли в Европе о роли и ответственности Запада в целом и европейских стран в частности за тяжелейший кризис, переживаемый сейчас нашей страной? Ведь именно Европа поставила Украину перед необходимостью выбирать безальтернативный вектор внешнеэкономической интеграции.

Трудно недооценить влияние европейских государств и их политических стандартов на ход мировых событий, но это влияние никогда не было однозначным. С одной стороны, Европа и европейские ценности ― это сложившиеся традиции парламентаризма, либеральной и социальной демократии; верховенство права; сильная судебная система; гуманистическая идеология, воплощением которой стала, в частности, Европейская конвенция о защите прав человека и осноположных свобод. С другой ― экспансия с целью захвата рынков (как тут не вспомнить навязанное Украине Соглашение о ЗСТ с Европейским Союзом); борьба за территориальный передел мира и навязывание своего господства в эпоху колониальных захватов и своих стандартов в наше время; длительные религиозные войны, распри и конфессиональная нетерпимость; тенденции этнического национализма.

К сожалению, в Украине видели лишь одну сторону медали и полагали, что стремление в Европу гарантирует такие европейские ценности, как уважение прав человека, формирование стабильной демократии и становление независимого суда. Но есть и другая сторона ― та, о которой забыли. В итоге насильственный разрыв веками складывавшихся связей, неоправданное изменение вектора интеграции привели Украину к гражданскому конфликту, а затем и вооруженному противостоянию, лишь усилив и без того значительные политические, идеологические, региональные и религиозные разногласия, характерные для нашей страны. Задумываются ли европейские руководители о том, какую роль сыграл в этом Запад? Хотя бы те из них, кто отвечает за соблюдение прав человека и укрепление демократии…  

Виктор Медведчук

Прозападная украинская власть разочаровала Запад

Запад разочарован Украиной. Если быть более точным — украинскими политическими элитами. Надежды, возлагаемые лидерами европейских стран на то, что новая украинская власть проведет реформы, объявит войну коррупции, установит демократические стандарты, не оправдались.

Амбиций проевропейски настроенных украинских политиков хватило лишь на пафосные обещания радикальных реформ, якобы гарантирующих вступление в Евросоюз. Единственным обещанием, которое выполнили «майданные лидеры», стало проведение люстрации, да и то в таком искаженном и далеком от европейских стандартов виде, что это возмутило даже Венецианскую комиссию. Ни в деле реформирования экономики, ни в борьбе с коррупцией, ни в стабилизации политической обстановки в стране Киев успехов не добился, чем разочаровал западных лидеров, с таким энтузиазмом поддерживавших евроинтеграцию Украины.

Одним из первых сомнение в стремлении постмайданной команды провести преобразования в стране выразил премьер-министр Словакии Роберт Фицо. Еще осенью 2014-го он заявил: «У меня такое ощущение, что Украина ждет решения своих проблем от всех, но только не от себя». Это был первый звоночек для Киева: Запад начинает уставать от украинских проблем и финансовых притязаний украинских «реформаторов».

В начале 2015 года недовольство реформаторской деятельностью Киева выразил и Вашингтон. Наставник и покровитель «майданных лидеров», посол США в Украине Джеффри Пайетт вынужден был признать: новая власть лишь на словах отличается от своих предшественников и только «мобилизованное гражданское общество» не позволяет ей вести дела так, как это было раньше. Аналогичную оценку результатов работы команды «камикадзе» дал и управляющий директор ЕБРР в странах Восточной Европы и Кавказа Франсис Малиж: «Я вижу гораздо больше разговоров о необходимости реформ, чем самих реформ».

Затянувшийся конфликт на Донбассе, на который Киев списывает все свои провалы, ошибки и неудачи, на Западе не считают препятствием для осуществления обещанных на Майдане реформ. «Несмотря на колоссальные проблемы, с которыми сталкивается Украина, эта страна должна последовательно выполнять анонсированные внутренние реформы», — заявил госсекретарь МИД Финляндии Петер Штенлунд на сессии Совета ООН по правам человека в Женеве.

И вот новое заявление: о разочаровании деятельностью, а скорее бездействием Киева заговорили в Варшаве, которая долгие годы являлась главным лоббистом и евроадвокатом Украины. «К сожалению, элиты разочаровали. Год назад казалось, что Украина на пути, чтобы стать стабильной предсказуемой демократией с нашей системой ценностей», — заявил вице-премьер Польши Януш Пехочиньский в интервью агентству Reuters.

Для Киева это не просто тревожный, а очень тревожный сигнал. Если даже давние друзья и соратники из «европейской семьи» разочарованы проевропейской украинской властью, то что тогда говорить об украинских гражданах, которые на собственном опыте убедились в том, что «власть камикадзе» мало чем отличается от «злочинної влади».