Tags: евроинтеграторы

Результат «реформ» по детенизации ― экономика уходит в «тень»

Евроинтеграторы в очередной раз взялись за реформу по детенизации украинской экономики. Премьер-министр, признав, что сегодня в «тени» находится около 50% украинской экономики, пообещал за счет детенизации заработной платы поднять «минималку» вдвое.

В реформаторском угаре господин Гройсман, видимо, позабыл, что его «папередник» на посту премьер-министра — «реформатор-фронтовик» господин Яценюк — еще в начале этого года клятвенно заверял украинцев, что уже «пошел процесс детенизации», что «людям начали платить публичные и честные зарплаты». Видимо, из-за «забывчивости» Гройсман не упомянул и о результатах проводимых «реформ» — банкротствах предприятий и… тенизации экономики. По данным Министерства экономического развития и торговли, в 2013 году уровень теневой экономики составлял 35%, в 2014 году ― 42%, в 2015 году ― 40% ВВП, а в октябре 2016-го (если верить премьеру) — уже порядка 50%. И это цифры, которые власть считает возможным довести до сведения народа, в действительности же ситуация куда хуже.

В МЭРТ заявили, что в 2014-м добывающая промышленность, операции с недвижимым имуществом, перерабатывающая промышленность, транспорт и торговля стали теми отраслями, которые в наибольшей степени ушли в «тень». Но за два года «реформ» если что-то и изменилось, то только к худшему. Премьер-министр Гройсман признал: сегодня почти 1 трлн грн не работает на экономику Украины. Все, начиная с крупного предпринимателя и заканчивая рядовыми гражданами, пытаются скрыть доходы. Фискальный и административный гнет, непредсказуемость налоговой политики, слепое следование советам МВФ, которые идут вразрез с интересами национальной экономики, ставят бизнес на грань выживания. При таком подходе не может быть и речи о детенизации экономики.

Чтобы вывести экономику из «тени», необходимо снизить налоговую нагрузку, ввести мораторий на внесение изменений в налоговое законодательство, обеспечить его прозрачность, применять единые требования ко всем участникам рынка.

Вот только к таким реформам в правительстве не готовы. Как не готовы и признавать свои ошибки и просчеты: подписание кабального договора о ЗСТ с ЕС, отказ от восточного вектора сотрудничества (а ведь именно в странах СНГ, в частности РФ, находятся наши основные рынки сбыта). Отказавшись от сотрудничества с нашими торгово-экономическими партнерами, обвалив экспорт, поставив на грань выживания промпроизводство, доведя до банкротства десятки тысяч предприятий, «реформаторы» теперь недоумевают, где изыскать средства для того, чтобы повысить минимальную зарплату.

Но, бегая по кругу, не доводя до логического завершения ни один проект, погрязнув в коррупции, теряя драгоценное время, правительство не просто реально не реформирует  Украину ― оно обрекает страну и ее граждан на тотальную, беспросветную нищету.

Два года после подписания ЗСТ с ЕС: экспорт обвален, Украина несет убытки

27 июня 2014 года была подписана экономическая часть Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским союзом. Украинские высокопоставленные чиновники окрестили это событие «историческим шагом», «исторической миссией», эпохальным, переломным моментом для Украины. СМИ пестрели сообщениями о том, что ЗСТ с ЕС включит «зеленый свет» для украинских товаров и Украина осуществит экспансию на европейские рынки. Не скупились на пафосные высказывания и еврочиновники. Жозе Мануэль Баррозу, в то время председатель Еврокомиссии, назвал подписание экономической части Соглашения об ассоциации «началом новой дороги».

Для сытой и благополучной Европы ЗСТ с Украиной действительно оказалась дорогой… на новые рынки, а вот для украинского товаропроизводителя она превратилась в тупик, дорогу в никуда. По сути, в Киеве согласились на условия, которые были заведомо невыгодными для нашей страны, шли вразрез с интересами Украины. Договор о ЗСТ с ЕС закрыл для отечественных товаропроизводителей выход на рынки Таможенного союза. Квоты и ограничения стали преградой для сбыта украинской продукции в ЕС. Мы потеряли важный для нас евразийский рынок и ни на шаг не приблизились к европейскому. Зона свободной торговли оказалась профанацией. Квотирование экспорта в ЕС, заградительные барьеры, угрозы антидемпинговых расследований, политическое давление на Киев в вопросах экспорта древесины и металлолома ― вот что получила Украина в результате своего призрачного «сближения» с ЕС. За два года украинский экспорт в Евросоюз сократился на 34% (с $8,19 млрд в январе ― мае 2014 года до $5,4 млрд за первые пять месяцев 2016-го). Украина превратилась в поставщика дешевого сырья в страны Европы, стала аграрно-сырьевым придатком Запада.

Провал ЗСТ с ЕС стал очевиден буквально с первых дней ее действия (напомню, в полную силу зона свободной торговли заработала только с 1 января 2016 года, до этого существовал так называемый режим односторонних преференций). О провале, обмане, профанации и иллюзорности ЗСТ с ЕС заговорили даже те, кто раньше всецело поддерживал западный вектор экономической интеграции Украины. Осознав провал идеи «углубленной и всеохватывающей» ЗСТ с ЕС, украинская власть стала искать новые пути экономического сотрудничества и партнерства. Мы становимся свидетелями того, как Киев лихорадочно пытается наладить сбыт хоть небольших объемов продукции в Азию, Африку, Южную Америку, на Ближний Восток. Но при этом во власти отказываются признавать, что ЗСТ с ЕС ― это стратегическая ошибка «евроинтеграционной» команды, ошибка, за которую миллионы украинцев уже заплатили непомерно высокую цену.

Евроинтеграторы растеряли остатки народной поддержки

Уровень поддержки власти украинскими гражданами стремится к нулю. Если год назад украинцы испытывали разочарование и усталость от бездействия власти и имитации ею бурной реформаторской деятельности, то сегодня они чувствуют себя обманутыми и больше не доверяют представителям евроинтеграционной команды. Как свидетельствуют результаты совместного опроса Центра Разумкова и фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива, Верховной Раде не доверяют 79,4% респондентов, новоназначенному правительству Владимира Гройсмана ― 70%. Для сравнения: в декабре 2014 года, согласно исследованию фонда «Демократические инициативы» и Центра Разумкова, «перезагруженной» ВР доверяли 31,1% опрошенных, обновленному правительству Яценюка ― 35,8%. Стоит отметить, что по результатам двухлетней деятельности Яценюк стал лидером народного недоверия (уже в июле 2015-го, согласно опросу соцгруппы «Рейтинг», полностью поддерживали правительство «реформаторов-камикадзе»… 0% респондентов). Большинство украинцев не доверяет ни судам, ни прокуратуре, ни банкам, ни политическим партиям. Меньше половины опрошенных верят СМИ и новой полиции.

При этом нельзя не отметить, что в стране заметно выросли протестные настроения: 35,4% украинцев считают возможным возникновение в ближайшее время массовых протестов, фактически каждый четвертый (24,2%) готов принять участие в акциях неповиновения. Социальная неустроенность, тотальное обнищание, безысходность лишь усилили недовольство граждан и еще больше раскачали ситуацию в стране.

Отсутствие обещанных реформ вызвало разочарование у избирателей, а стремительное повышение стоимости энергоносителей и коммунальных услуг ― резкое неприятие. Все, что получил народ за два года работы команды прозападных политиков, ― это девальвация гривны, скачки инфляции, спад промышленного производства, рост безработицы, падение социальных стандартов. Такое общественное мнение ― это, по сути, приговор политике, которую проводила и проводит власть. Можно с уверенностью сказать: кредит доверия народа евроинтеграторами окончательно исчерпан. Как, похоже, и терпение граждан.


Российский рынок потерян, теперь еврореформаторы ищут новые рынки сбыта… в Африке

Внешнеэкономическая политика Украины, помимо прочего, направлена на развитие торговых отношений со странами Африки, заявила директор департамента международного торгово-экономического сотрудничества и европейской интеграции МЭРТ Елена Балбекова. Столь резкая смена риторики властей поставила в тупик большинство украинских товаропроизводителей ― их ведь несколько лет убеждали в исключительной перспективности и выгоде европейских рынков.

Теперь товаропроизводителей уверяют, что европейский рынок остается перспективным (правда, в очень далекой перспективе), но пока стоит ориентироваться на Южную Америку, Ближний Восток и Африку. Чиновники даже обещают поспособствовать выходу украинских экспортеров на рынки африканского континента. Например, госпожа Балбекова для расширения торговли с Африкой рекомендует отечественным производителям… активизироваться в проведении выставок-ярмарок при содействии Минэкономразвития. Вопросом, что будут демонстрировать украинские товаропроизводители, которых евроинтеграционная команда поставила на грань выживания, в МЭРТ привычно не задаются. Еврореформаторы не привыкли мыслить стратегически, они живут евроинтеграционными идеями, лозунгами, декларациями. Вот только пропагандистскими речевками, как известно, бизнес не поднять. Для восстановления экономики нужно создавать благоприятный инвестиционный климат, проводить грамотную налоговую политику. В конце концов, евроинтеграторам не мешало бы вспомнить о дерегуляции, деофшоризации, детенизации, демонополизации ― словом, обо всех тех реформах, которые они клятвенно обещали воплощать в жизнь.

Но самое главное ― пришло время признать, что ЗСТ с ЕС обернулась катастрофическим провалом, а потому сегодня надо не разрушать, а восстанавливать экономическое сотрудничество с нашими давними торговыми партнерами в странах СНГ.

Украинские экспортеры потратили огромные ресурсы (финансовые, производственные, временные), чтобы закрепиться на российском рынке. Налаженные торгово-экономические связи, производственная кооперация, годами проверенные партнеры, репутация украинских компаний на рынке РФ ― всё это нивелировалось и было разрушено в евроинтеграционном угаре. Украина несет потери на миллиарды и миллиарды долларов. Чтобы не допустить дефолта, «реформаторы» вынуждены выпрашивать кредиты у ростовщиков, урезать социальные выплаты, повышать тарифы… И это будет продолжаться до тех пор, пока евроинтеграционная команда не осознает: когда речь идет о национальных интересах, интересах страны и народа, геополитические игры недопустимы и приоритетом должна стать экономика, а не политика.


ЗСТ с ЕС принесла Украине миллиарды долгов и убытков

Украина пожинает плоды евроинтеграционной истерии. Как признали в Министерстве экономического развития и торговли, за 2012–2015 годы (а это тот период, когда Киев, взяв курс на сближение с Западом, стал планомерно сокращать торгово-экономическое сотрудничество с РФ) объемы торговли Украины с Россией суммарно сократились на $98 млрд.

Разрыв торгово-экономических отношений и кооперационных связей с РФ в первую очередь ударил по производителям продукции с высокой добавленной стоимостью ― приборов, локомотивов и вагонов, продукции машино-, ракето-, кораблестроения. Колоссальные убытки терпят и украинские сельхозпроизводители. По утверждению экс-министра аграрной политики и продовольствия Алексея Павленко, доля России в общем экспорте сельскохозяйственной продукции из Украины уменьшилась до 1%! Разорвав отношения с РФ и так и не сумев наладить поставки на европейский рынок, Киев вынужден пытаться продвигать отечественную агропродукцию в Среднюю Азию, Южную Америку, Китай. Однако новые «стратегические задачи» и цели требуют огромных издержек и временных затрат. Стоит ли говорить, что ни того ни другого у украинских производителей нет. Сейчас они в буквальном смысле слова ведут борьбу за выживание.

$98 млрд потерь, о которых говорят в МЭРТ, ― это астрономическая сумма для находящейся в коллапсе украинской экономики. Это потери от не поступивших на украинские предприятия заказов, от уменьшения загрузки заводов и, как следствие, снижения уровня занятости населения. Это рост безработицы и банкротство компаний, еще недавно считавшихся флагманами украинской промышленности. Это увеличение числа депрессивных регионов, снижение налоговых отчислений в казну и тотальное обнищание населения страны.

Вместо того чтобы наращивать или хотя бы сохранить на прежнем уровне внешнюю торговлю с РФ как крупнейшим стратегическим партнером, Киев проводит политику займов и кредитов. В результате за последние четыре года государственный долг Украины увеличился в 3,7 раза ― с 473,12 млрд грн в начале 2012-го до 1,74 трлн грн (!) по состоянию на март 2016-го.

Из самостоятельного, полноправного игрока на мировом рынке Украина всё больше превращается в сырьевой придаток Запада ― и это все, чего добилась евроинтеграционная команда, настаивая на безальтернативности западного вектора внешнеэкономической интеграции.

ЗСТ с ЕС — роковая ошибка Украины

Сегодня исполняется ровно два года с момента подписания Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским союзом. 21 марта 2014 года в Брюсселе «эпохальный документ» подписывал премьер-министр Украины Арсений Яценюк по распоряжению и. о. президента Украины А. Турчинова, причем подписывал, не имея на то конституционных полномочий. Поскольку легитимность такого подписания вызывала массу вопросов (как в Украине, так и в Европе), Яценюку позволили завизировать только так называемую политическую часть ― «жалкий огрызок» Соглашения об ассоциации. Экономическую часть ― то ради чего, собственно, и проворачивалась евроинтеграционная афера, европейцы оставили до лучших времен, когда в Украине появится легитимная власть.

Как показало время, подписание Соглашения об ассоциации стало роковой ошибкой Украины, оно изменило ход истории и судьбу многомиллионной нации. Вместо обещанных европейских стандартов, вместо «углубленной и всеохватывающей» ЗСТ с ЕС украинцы получили всеобъемлющий кризис и тотальное обнищание. Безальтернативный выбор западного курса интеграции привел к полному экономическому краху: потере традиционных рынков сбыта в странах СНГ, сокращению производства, росту безработицы и катастрофическому снижению жизненного уровня населения.

Вполне закономерно, что спустя два года после этого исторического подписания почти 80% украинцев стали сомневаться в правильности избранного «майданными лидерами» курса. Согласно результатам опроса, проведенного в феврале ― марте 2016-го года Киевским международным институтом социологии, 78,3% респондентов считают, что руководство Украины ведет страну в неправильном направлении (стоит отметить, еще в декабре прошлого года такой позиции придерживались только 60% населения). Романтическая дымка евромайдана развеялась, наступили суровые будни евроинтеграционных преобразований, и каждый украинец на себе ощутил «преимущества» реформ от Яценюка.

«Достижения» евроинтеграторов отбросили страну на два десятилетия назад. В 2015 году ВВП обвалился более чем на 10%, инфляция достигла 43,3%, обновив двадцатилетний рекорд. «Стратегическое» партнерство с МВФ свелось к тому, что Украина полностью перешла под внешнее управление международных ростовщиков. Государственный и гарантированный государством долг Украины достиг рекордных 1,571 трлн грн, увеличившись почти втрое с начала 2014 года. Соотношение госдолга и ВВП страны составило 79% (при критическом пороге в 60%). Для сравнения: двумя годами ранее госдолг составлял всего 40,1% ВВП.

Идея Зоны свободной торговли с ЕС оказалась очередным мыльным пузырем. К середине марта 2016-го Украина полностью исчерпала квоты на беспошлинные поставки в Европу по большинству товарных позиций: закрыты квоты на сахар, муку, ячменную крупу, мед, соки, кукурузу, мясо птицы и т. д. На 74,5% выбрана квота на экспорт пшеницы, на 86,9% ― на обработанные томаты, и так по большинству оставшихся наименований. Квоты оказались настолько ничтожно малыми, что даже сторонники ЗСТ с ЕС называют подачки от Брюсселя в виде квот «унизительными и мизерными» и признают, что Украина стала аграрно-сырьевым придатком.

О том, что ЗСТ обеспечит «прорыв» на рынки стран ЕС и приток валюты в страну, позволит реализовывать высокотехнологичную продукцию, евроинтеграторы больше не вспоминают, вместо этого они распространяют новые мифы… о перспективности рынков Южной Америки, Ближнего Востока, Западной Африки. И при этом уходят от ответа на простой вопрос: разве стоило ради этого подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС, жертвуя экономикой страны и ввергая Украину в пучину политического кризиса — самого жесткого и бескомпромиссного за все годы независимости?

По сравнению с 2013-м в 2015 году экспорт украинских товаров  сократился на $25 млрд. Эта сумма превышает общую сумму кредитов и займов, которые Украина привлекла от так называемых стратегических партнеров! Встав на путь евроинтеграции, наша страна потеряла доходы от экспорта и пытается наполнять бюджет за счет внешних заимствований и усиления фискального гнета. Результатом еврореформ стали долговая кабала и подрыв экономического и политического суверенитета страны! Сегодня уже совершенно очевидно: до тех пор, пока Украина не откажется от авантюристического евроинтеграционного курса, ни о каком восстановлении экономики и выходе из кризиса не может быть и речи.

Очередные повышения вместо реформ ― суть политики «камикадзе»

В НАК «Нафтогаз Украины» готовят очередное повышение тарифов для украинских граждан. Глава компании Андрей Коболев категоричен: цена газа для населения должна быть пересмотрена, а повышенные тарифы необходимо ввести уже с апреля 2016-го. «Насколько мне известно, меморандум с МВФ предусматривает следующий шаг ― повышение тарифов с апреля. Ведь это решение должно быть принято уже в марте. Если мы этого не сделаем, мы упустим ключевой момент. Это важно не только для “Нафтогаза”, это крайне важно для всей страны», — заявил он.

Власть не только ставит украинцев перед фактом ― повышение неизбежно, но и пытается убедить их, что очередное повышение ― это и есть долгожданные реформы. «Мы должны закончить реформу. Если мы остановимся на полпути, весь достигнутый результат будет нивелирован», ― заявил глава «Нафтогаза», аргументируя необходимость роста тарифов.

Однако господину Коболеву, который так любит ссылаться на МВФ, не мешало бы вспомнить, на каких условиях заключался Меморандум с Фондом в 2014 году. В частности, в Письме о намерениях содержится пункт, который гласит: «18 апреля 2014 года мы приняли и публично объявили о решении по повышению тарифов и спланировали его введение на период до 2017 года, график которого предусматривает следующие шаги: в 2015 году мы повысим тарифы на газ и теплоснабжение для конечных потребителей в среднем на 40%, со вступлением в действие с 1 мая; и после этого в 2016 и 2017 годах мы будем повышать эти тарифы в среднем на 20% в год, со вступлением в силу новых тарифов 1 мая каждого года до тех пор, пока “Нафтогаз” не покроет все свои убытки до 2018 года».

Как видим, в 2014 году ни о каком семикратном повышении тарифов на газ речь не шла. Обязательства повышать и повышать тарифы появились уже в 2015-м после подписания нового Меморандума с МВФ для программы расширенного финансирования.

Сегодня украинские еврореформаторы могут сколько угодно задаваться вопросом «Какой идиот это подписал?» (как заявил недавно Ляшко, рассуждая о  ЗСТ с ЕС и мизерных квотах для украинских товаропроизводителей), но народу от этого легче не станет. По крайней мере, пока сотрудничество с МВФ не будет прекращено и чиновники, которые подписывали эти откровенно антинародные, антиукраинские документы, не понесут ответственность по всей строгости закона.

Свести все реформы к банальному повышению цен и под крики «Да здравствует евроинтеграция!», «Да здравствует сотрудничество с МВФ!» убеждать украинцев, что все делается ради их светлого и благополучного будущего ― это цинизм высшей пробы.

Однако считаю нужным обратить внимание еще на один весьма интересный факт. В Письме о намерениях от 2014 года содержится следующая формулировка: «…в 2016 и 2017 годах мы будем повышать эти тарифы… пока “Нафтогаз” не покроет все свои убытки до 2018 года».

Иными словами, данная реформа проводится с целью снизить убыточность «Нафтогаза Украины». Собственно, в самой идее сократить убытки предприятия нет и не может быть ничего плохого. Дело в методах. Украинские «реформаторы» по наущению кредиторов освобождают богатейшую нефтегазовую корпорацию страны от якобы непосильных долгов… путем увеличения нагрузки на население. На то самое население, которое одну половину своих доходов тратит на пропитание, а вторую ― на коммунальные услуги. На тех людей, которые выстроились в огромные очереди за унизительной подачкой в виде субсидии. На тех граждан, которым два года назад «майданные лидеры» обещали провести реформы, обеспечить достойный уровень жизни и внедрить европейские стандарты, отстранить от власти олигархические кланы и ФПГ. Вот только вместо реформ и «политики справедливости и равенства» украинцы получили многократное повышение цен и двойные стандарты от новой евроинтегрированной команды.

В ЕС все страны равны. Но есть те, которые равнее

Стремясь сохранить Великобританию в составе ЕС, 19 февраля в Брюсселе вынуждены были согласиться практически со всеми ее требованиями.

Фактически признан особый статус Великобритании, делающий необязательным выполнение ею ряда ключевых норм объединения якобы равноправных стран. Национальный парламент сможет блокировать законодательные акты Евросоюза. Признано, что все решения ЕС о необходимости усиления интеграции в его рамках не относятся к Британии, то есть она не будет нести политическую ответственность за углубление евроинтеграции. Она не войдет в зону евро и, следовательно, сможет игнорировать любые решения, направленные на обеспечение стабильности курса европейской валюты. ЕС не сможет влиять на деятельность британских финансовых структур.

Кроме того, Лондон семь лет не будет платить пособия новым трудовым мигрантам из других стран ЕС, ранее получавшим их автоматически. Правда, Британия ставила вопрос о сроке не семь лет, а 13. Но понятно, что она вынудила Брюссель пойти на компромисс, отвечающий ее интересам.

Премьер-министр Соединенного Королевства Дэвид Кэмерон назначил дату проведения общенационального референдума (23 июня), заявив: «Я люблю не Брюссель, я люблю Британию. Я считаю, что Европа должна улучшиться во многих отношениях. И задача улучшения Европы не исчерпывается вчерашней сделкой. Мы никогда не присоединимся к евро, никогда не будем просить о финансовой помощи. Мы никогда не станем частью Шенгенской зоны, где нет границ, частью европейской армии или европейской супердержавы». При этом Кэмерон говорит, что является сторонником членства в ЕС.

Брюссель был вынужден пойти навстречу Великобритании. Это особенно показательно после того, как позиция ряда других стран, в частности Венгрии, направленная на защиту своих экономических и политических интересов, в ЕС не только игнорировалась, но и зачастую осуждалась. Польское правительство подверглось неприкрытому шантажу и давлению со стороны Брюсселя после ряда решений, направленных на повышение роли государства в проведении информационной политики. Так что в «равноправном» союзе есть страны разного сорта.

Безусловно, заключенное соглашение об особом статусе повышает вероятность того, что на референдуме большинство британцев решат остаться в составе ЕС. Но пока мощное сопротивление сохранению страны в составе Евросоюза в каком бы то ни было формате существует не только в оппозиции, но и в правящей партии, даже в правительстве. Весьма показательно, что министр юстиции Великобритании Майкл Гоув, а также пятеро других министров выразили несогласие с позицией премьера по поводу соглашения с ЕС. Поддерживает решение о выходе из Евросоюза и пользующийся поддержкой граждан мэр Лондона Борис Джонсон.

Власть Украины столь очевидную тенденцию к дезинтеграции ЕС, естественно, проигнорирует.

И этому не стоит удивляться: евроинтеграторы упорно игнорируют и то, что Украина стремительно движется к экономическому, социальному и политическому краху.

Закат евроинтеграции

Через два года так называемых еврореформ, которые правильнее было бы назвать не реформами, а экспериментом над народом, украинцы осознали: представители проевропейского «режима камикадзе» ничем не отличаются от своих «злочинних папередников». Разве что действуют в разы циничнее: прикрываясь лозунгами о европейском выборе и европейских стандартах жизни, претворяют в жизнь антиукраинские, антинародные инициативы МВФ. На протяжении двух лет евроинтеграторы рассказывают о своих исторических свершениях и удивляются, что народ не видит «покращення» по-европейски.

По-видимому, украинские чиновники, свободно говорящие на английском и кичащиеся тем, что учились, стажировались или работали в США, регулярно совершающие вояжи за океан, забыли изречение, которое приписывают американскому президенту Аврааму Линкольну: «Можно обманывать часть народа всё время и весь народ некоторое время, но нельзя обманывать весь народ всё время».

Украинский народ больше не верит ни евроинтеграционным мифам, ни их творцам. Согласно результатам соцопроса, проведенного Институтом Горшенина, 71,5% опрошенных считают, что реальные реформы в стране не проводятся.

Уровень доверия к институтам власти сегодня даже ниже, чем во времена «преступного режима». По данным опроса, проведенного в феврале этого года компанией Research & Branding Group, правительству Яценюка сегодня не доверяют более 85% граждан. Арсению Петровичу, любящему порассуждать на камеру о рейтингах и народной поддержке, которая, как он утверждает, обратно пропорциональна качеству и количеству проводимых реформ, не мешало бы ознакомиться с рейтингами своего «папередника». Летом 2013-го правительству Азарова (который, к слову, как и Яценюк, заявлял, что «стратегической целью Украины является полноправное членство в ЕС») преимущественно или полностью не доверяли около 70% украинцев.

Через два года еврореформ от Яценюка чаша народного терпения переполнилась. Украинцы устали от внешнеэкономических кульбитов и непредсказуемости власти: то «реформаторы» выбирают западный вектор интеграции и ЗСТ с ЕС, то резко поворачивают на Восток (правда, Ближний), то готовятся создавать ЗСТ со странами Западной Африки, то, видимо, осознав провальность этих идей, заявляют о начале «откровенного диалога с нашими экспортерами по проблемным вопросам с экспортом и транзитом РФ». По данным Research & Branding Group, стабильной ситуацию в стране считают только 1,9% граждан, а более 87% респондентов убеждено, что экономическое положение в стране «в целом плохое».

Разочарование украинскими «реформаторами» демонстрирует и Запад. «Стратегические партнеры» устали от украинских проблем и теряют терпение. Как заявляет евродепутат от Эстонии Кайя Кайас, «Запад начнет спрашивать себя: есть ли смысл помогать стране, которая не хочет сама себе помочь?»

Этим же вопросом задаются и в Америке. По мнению экс-посла США в Украине Стивена Пайфера, «на сегодняшний день в Вашингтоне существует серьезное разочарование не только ходом реформ в Украине, но также и незначительным прогрессом в борьбе с коррупцией». По словам дипломата, Запад уже много лет возлагает надежды на реформы в Украине. Однако команда евроинтеграторов, как и ранее команда Ющенко, не оправдывает этих надежд. «Если Порошенко и Яценюк не реализуют гарантированные перед Западом обещания, то на Западе всё чаще будут звучать вопросы: почему мы должны тратить свои ресурсы, время для помощи Украине, если в стране продолжается коррупция и политический кризис?» ― прогнозирует Пайфер.

Глава представительства ЕС в Украине Ян Томбинский прямо обвиняет украинскую власть в отсутствии реальных результатов борьбы с коррупцией: «Я не могу объяснить, почему агентство (Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции. ― В. М.) не могло быть создано за восемь месяцев. Это вопрос политической воли, нет технических условий, которые не давали бы возможности это сделать».

Польское издание Gazeta Wyborcza (а Польша, как известно, долгое время считалась самым рьяным евролоббистом вступления Украины в ЕС) считает, что украинские реформы не продвигаются, потому что невыгодны олигархам. «Самые богатые украинцы не заинтересованы в либерализации рынков, на которых они работают… Мутные схемы, по которым работали и десять лет назад, прекрасно работают до сих пор», ― утверждает эксперт Центра восточноевропейских исследований Войцех Кононьчук.

Как видим, украинцы и мировая общественность демонстрируют редчайшее единодушие в оценке деятельности премьера и его команды: реформ нет, коррупция процветает, политический кризис обостряется. Однако ни близкий к нулю рейтинг, ни акции протеста, ни жесткая критика западных партнеров нисколько не смущают главу правительства. Яценюк по-прежнему продолжает цепляться за власть и рассказывать о евроинтеграционных устремлениях правительства, хотя его словам уже не верят ни в Украине, ни в Европе, ни даже в США.

ЗСТ с ЕС ― чем обернется для Украины крупнейший внешнеэкономический просчет евроинтеграторов

С 1 января начала действовать ЗСТ между Украиной и  ЕС. Вопреки здравому смыслу, евроинтеграторы взялись за реализацию весьма сомнительной экономической сделки с ЕС ― сделки, выгодной странам Европейского Союза, но абсолютно невыгодной Украине. Неудивительно, что скандальное заявление премьер-министра Нидерландов Марка Рютте о том, что эта сделка полезна и для Европы, и для Нидерландов (об Украине речь не идет), в Киеве постарались не заметить. «Я буду объяснять людям, почему мы подписали это соглашение... Мы торговая нация. Мы живем по соглашениям о свободной торговле», — заявил Марк Рютте. Европейцы со свойственной им прагматичностью привычно руководствуются исключительно интересами национальных экономик. А вот чем руководствуется украинская власть? Этот вопрос остается без ответа.

Совершенно очевидно, что никакой экономической выгоды ЗСТ с ЕС ни украинским товаропроизводителям, ни потребителям, ни стране в целом не сулит.

В правительстве клятвенно заверяют, что украинские экспортеры сумеют переориентироваться на европейский рынок, однако полтора года действия односторонних преференций свидетельствуют об обратном. За 10 месяцев 2015 года украинский экспорт в целом просел на 31,8% по сравнению с аналогичным периодом 2014-го. При этом поставки в ЕС не только не выросли, но, напротив, снизились на 28,4%! Потери же страны после открытия украинских границ будут колоссальными. По оценкам Украинского института анализа и менеджмента политики, Киев ежегодно будет терять не менее $1 млрд от ЗСТ с ЕС. «Если экономика будет развиваться и все же придут в Украину инвестиции, то через 3 года мы перестанем терять в экономике и через 10 лет сможем покрыть потери, которые понесли за 2 года, начиная со времен майдана», ― прогнозирует директор института Руслан Бортник.

«В Украине вырастет конкуренция… поэтому некоторые наши предприятия будут попадать в сложные условия, уменьшать объемы продаж и, возможно, банкротиться», ― объясняет президент Центра рыночных реформ и экс-вице-премьер Владимир Лановой. «Нет никаких сомнений, что объединенная Европа будет и в дальнейшем использовать Украину в качестве сырьевого придатка, получая от Киева относительно дешевую продукцию аграрного сектора, ― уверен и американский финансовый аналитик Эрик Лихтблау. ― На ваш рынок хлынут европейские товары, не нашедшие своего покупателя на родине, и рассчитывать на привилегии Запада официальному Киеву здесь бессмысленно».

К тому же Украине еще предстоит адаптировать европейские технические стандарты, а на предприятиях ― ввести санитарные и фитосанитарные нормы ЕС. Выполнение этих требований станет еще одним серьезным испытанием для украинского бизнеса.

Конечно, открытие нового рынка ― позитивный сдвиг для страны. Но это касается лишь стран со стабильно растущей экономикой, способных обеспечить планомерное и последовательное продвижение на новые рынки сбыта, защитить и поддержать своих товаропроизводителей. Стоит ли говорить, что Украина не относится к числу таких государств. Открытие ею своих границ для европейских товаров в условиях экономического кризиса, спада промышленного производства, потери крупнейшего (российского) рынка сбыта, острого дефицита оборотных средств у бизнеса приведет к усилению конкурентного давления на украинские компании и их банкротству.

Что касается рядовых украинских потребителей, то и для них выгода от торговой сделки с ЕС более чем сомнительна. В начале января Совет ЕС обнародовал проморолик, в котором рассказывается о преимуществах ЗСТ с ЕС для украинцев. «Глубокая и всеобъемлющая зона свободной торговли облегчит торговлю между ЕС и Украиной», — говорится в ролике. Так какие, собственно говоря, выгоды получит Украина? Они указаны: «импортные тарифы на макаронные изделия уменьшатся с 10−20% до 0% (в зависимости от категорий), пошлина на сыры ЕС снизится с 10% до 0% за 5−6 лет». То есть снижения пошлин на 10−20% придется ждать больше пяти лет (!).

Думаю, украинцам стоит задуматься: не слишком ли это высокая цена за те экономические потери, которые понесет Украина в результате действия ЗСТ с ЕС?