Tags: евроинтеграция

Молдова подаст пример Украине

Президент Молдовы И. Додон выступает за то, чтобы подписанное в 2014 году Соглашение об ассоциации страны с ЕС было расторгнуто.

«Мы понимаем, что есть Соглашение об ассоциации с Европейским союзом. Кстати, я выступал неоднократно против подписания этого соглашения. Я считаю, что это соглашение для Молдовы никаких результатов не дало. Мы потеряли российский рынок, и, как это ни странно, наши объемы экспорта в Европейский союз тоже упали. То есть мы ничего не получили от подписания этого соглашения», — сказал Додон на пресс-конференции по итогам переговоров с президентом РФ В. Путиным.

В сущности, в Украине ситуация аналогичная. Но в Молдове, в отличие от Украины, большинство населения уже осознало бессмысленность евроинтеграции, что и привело к уверенной победе на президентских выборах претендента-евроскептика. Понятно, что И. Додон пока не имеет большинства в парламенте. Но у нового президента есть все шансы его получить и радикально изменить геополитическую и внешнеэкономическую ориентацию страны. Не ухудшив при этом отношений с ЕС. Потому что в Евросоюзе, как и везде, уважают тех, кто отстаивает интересы своей страны, а не действует по принципу «чего изволите?».

В Украине тоже растет число недовольных ассоциацией и ЗСТ с ЕС. И все больше тех, кому безразличен пресловутый «безвиз», который обещают «со дня на день» уже почти три года. Впрочем, даже в случае получения «безвиза» украинцы быстро осознают, что он фактически ничего не дает им, а возможно, даже ухудшает ситуацию с выездом в ЕС. И это станет еще одним аргументом против евроинтеграции.

Реституция: процесс пошел?

В Польше подготовлены первые два иска в суды Львова и Тернополя относительно реституции ― возмещения ущерба потомкам польских владельцев имущества на территории Украины, утраченного после 1945 года. Об этом сообщило издание Prawica (Польша). Готовятся еще два иска в суды Киева и Харькова.

Понятно, что возможная реституция, дорогу к которой открывает Cоглашение об ассоциации между Украиной и ЕС, затронет, прежде всего, Западную Украину. Хотя не столь массовые случаи реституции возможны и в других регионах. Речь идет об исках относительно выплаты убытков от неполученной прибыли из-за конфискации средств производства или относительно возврата собственности, жилых домов, квартир, прилегающих хозяйственных построек, угодий в Тернопольской, Волынской, Ровенской, Харьковской областях и в городе Киеве.

Масштабы реституции могут быть огромными. На рассмотрении польской организации «Реституция Кресов» уже находятся 1 200 обращений бывших владельцев по поводу исков о возврате имущества. Общее же количество исков может составить от 100 000 до 150 000. По оценкам, сумма претензий достигнет многих миллиардов долларов.

Если украинские суды откажут в удовлетворении таких исков, поляки намерены решать вопросы в судах Европы и США, которые наверняка будут на стороне бывших владельцев. Если в Украине откажутся исполнять решения иностранных судов, то это может закончиться обращением претензий на имущество нашей страны за рубежом. Его могут арестовывать в счет компенсации. Серьезнее всего рискуют жители исторической части Львова, в котором в 30-е годы прошлого века преобладало польское население.

Что получила Украина в результате евроинтеграции? Развал экономики, утечку мозгов, катастрофическое обнищание населения. Наша страна превратилась в аграрно-сырьевой придаток Европы, в источник дешевой рабочей силы. А теперь еще вполне конкретные очертания приобретает реституция. Опыт стран Балтии показал, что она вполне реальна. Может, хоть это несколько умерит пыл еврооптимистов?

Что теряет Украина, теряя рынок СНГ

За девять месяцев текущего года украинский экспорт в страны СНГ обвалился на 27,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Соответствующие данные обнародовал Госстат.

Импорт из стран СНГ сократился тоже достаточно ощутимо ― на 21,2%. Чего не скажешь об импорте из ЕС: он вырос на 7,3% и уже составляет более 43% всех зарубежных поставок в Украину.

Зона свободной торговли с Евросоюзом оказалась игрой в одни ворота: европейские производители наращивают поставки в Украину, а украинские — до сих пор только слышат рассказы о «емком и перспективном» рынке ЕС.

Итогом экономической евроинтеграции Украины стало резкое снижение объемов внешней торговли страны ― за последние годы украинский экспорт рухнул чуть ли не вдвое. Самое перспективное направление ― рынок стран СНГ и особенно РФ ― для украинских поставщиков закрыто. Падение спроса на украинскую продукцию в РФ и государствах Содружества стало причиной фактической остановки украинской промышленности. О подобном исходе аналитики, экономисты «Украинского выбора» предупреждали еще в 2013-м. Однако украинские «реформаторы» отказывались внимать доводам разума.

Так что всё, что сегодня происходит в стране, ― это результат безграмотной внешней политики евроинтеграторов, отбросившей Украину в развитии на десятилетия назад.

ЗСТ с ЕС, или «Дорожная карта» по уничтожению украинской экономики

Похоже, «правительство камикадзе» окончательно и бесповоротно вознамерилось уничтожить отечественную экономику. Печальный опыт 2015 года, когда Киев пока еще в одностороннем порядке пытался приблизиться к ЕС, украинских реформаторов так ничему и не научил. «Пусть никто не сомневается, соглашение о ЗСТ заработает с 1 января 2016 года», ― заявил премьер-министр Арсений Яценюк, добавив, что это «станет дорожной картой для привлечения инвестиций и обеспечения расцвета украинской экономики».

Арсений Петрович покривил душой. Зона свободной торговли с ЕС не только не принесет расцвета дышащей на ладан украинской экономике, но и окончательно добьет те немногие ее секторы, которые хоть и с трудом, но выжили в условиях еврореформ.

Как известно, экономическая часть Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС была подписана в июне 2014-го, а спустя несколько месяцев стороны приняли решение об отсрочке ее реализации. Тогда глава внешнеполитического ведомства Украины Павел Климкин выразил благодарность ЕС за «уникальное предложение относительно одностороннего доступа украинских товаров к европейскому рынку, которое позволит производителям эффективно подготовиться к дальнейшей либерализации и максимально эффективной реализации всех положений соглашения о ЗСТ». Режим односторонних торговых преференций для Украины действует уже больше года, так что самое время подводить итоги.

Евроинтеграторы обещали отечественным производителям создать все условия для выхода на европейский рынок, но вместо ожидаемого прорыва Украина получила спад во внешней торговле. По итогам 2014 года по сравнению с 2013-м украинский экспорт сократился на 14%, или на $9 млрд. В текущем году объем внешних поставок снизился просто катастрофически: по итогам 8 месяцев 2015-го украинский экспорт в ЕС обвалился на 32,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. О том, чтобы нарастить свое присутствие на европейском рынке, речь уже давно не идет, отечественным компаниям не удается даже сохранить былые (доевромайданные) позиции на рынке ЕС.

Но и это далеко не самое страшное. Существует обратная сторона евроинтеграции ― это разрушение торгово-экономического сотрудничества с РФ. «Война санкций», разрыв кооперационных связей и, как следствие, импортозамещение, к которому прибегли российские партнеры, нанесли тяжелейший удар украинской экономике. Если в 2012-м украинский экспорт в РФ достигал $17,6 млрд, то в январе ― августе 2015 года он едва превысил $3,1 млрд.

Евроинтеграционная лихорадка Киева, которую наши политики и чиновники почему-то гордо именуют «реформами», привела к тому, что ряд отраслей вообще оказался на грани краха. Украинские вагоностроительные заводы простаивают, флагману отечественного ракетостроения ― государственному предприятию «Южмаш» ― грозит банкротство. Не получают зарплаты сотрудники таких предприятий, как «Арсенал», «Азовэлектросталь», «Буревестник», НИИ «Квант». Просто катастрофическая ситуация в автопроме. В рейтинге производителей легковых автомобилей (по версии Всемирной организации автопроизводителей) Украина оказалась на последнем месте ― спад производства в первом полугодии достиг 90%.

В 2014 году ВВП Украины сократился на 6,8%, по итогам 2015-го прогнозируется спад экономики на уровне 15%. Страну захлестнули инфляция, девальвация, рост безработицы. Задолженность по выплате заработной платы достигла 2 млрд грн! Согласно исследованию Global Wealth Report 2015, проведенному швейцарским банком Credit Suisse, благосостояние украинцев продемонстрировало самое стремительное падение среди всех государств мира ― более чем на 40%.

Таковы «достижения» еврореформаторов, объявивших курс на евроинтеграцию единственно правильным и безальтернативным. Еврореформы настолько подорвали украинскую экономику, что впору говорить о крахе евроинтеграционной идеи. Но в правительстве, судя по заявлениям премьера, на достигнутом решили не останавливаться. Уничтожение украинской экономики ― вот, очевидно, истинная цель «правительства реформаторов». Не получив никакой выгоды от односторонних преференций (на товары, которые Украина наиболее активно поставляет в ЕС, установлены смехотворные квоты, например, еще в начале мая украинская сторона полностью использовала годовые квоты на экспорт меда, виноградного и яблочного соков, ячменной крупы, муки, зерна, обработанных зерновых злаков и кукурузы), Киев с 1 января 2016-го будет вынужден открыть свои границы для европейских компаний.

Украинские товаропроизводители уже понимают, что закрепиться на европейском рынке практически нереально. Кроме дорогостоящих процедур сертификации, модернизации производства, внедрения европейских стандартов, выход на рынки ЕС сопряжен со множеством других трудностей: высокой конкуренцией, недоверием к украинской продукции со стороны европейских потребителей, огромными издержками на продвижение товаров и прочим. В то же время европейские товары без труда зайдут в Украину. Эксперты уже подсчитали: 400 млн евро в год ― столько смогут сэкономить европейские экспортеры, когда Украина отменит экспортные пошлины. В первую очередь можно говорить о росте поставок в нашу страну мяса, субпродуктов, молока и молочной продукции, овощей и фруктов из ЕС.

Понимая, что катастрофические последствия нынешней политики Киева станут очевидны уже в ближайшей перспективе, министр финансов Наталья Яресько вынуждена была признать: «Возможно, мы не полностью готовы (к ЗСТ с ЕС. Авт.. Впрочем, глава Минфина продолжает убеждать: «…Отсрочка не даст нам лучшей подготовки. Нужно двигаться вперед».

Вот только в украинских реалиях движение «вперед» отбросит Украину назад на несколько десятилетий и поставит под угрозу ее экономическую и политическую независимость.

Во сколько обойдется Украине дешевый газ из Европы?

Заявив во всеуслышание, что голубое топливо из РФ слишком дорогое, во II квартале этого года Киев предпочел закупать не российский газ по $247 за тысячу кубометров, а реверсный из Европы, который почти на $30 дороже. По подсчетам экспертов, для Украины убытки от такой «выгодной сделки» составили $75 млн. Но на этом правительство не останавливается. В конце июня профильный министр сделал очередное резонансное заявление: Украина не намерена покупать у России газ по цене, установленной для III квартала — $247,18. «Мы будем покупать газ. Но не российский пока не договоримся по цене, будем закупать из других источников», заявил Демчишин. Видимо, новые финансовые потери не смущают нынешний режим. Ведь главное для еврореформаторов — интеграция с Европой, а все убытки оплатит украинский народ. Достаточно будет только в очередной раз повысить цены на голубое топливо… до нового экономически обоснованного уровня.

Виктор Медведчук

Евроинтеграторы продолжают давать пустые обещания

27 апреля  в Киеве начал работу саммит Украина ― ЕС. Цель данного мероприятия понятна ― создать видимость эффективной деятельности правительства по европейской интеграции Украины. О том, что речь идет именно о видимости, свидетельствует заявление главы Европейского совета Дональда Туска. Он отметил, что от саммита не стоит ожидать каких-либо принципиальных решений. И прежде всего ― о введении безвизового режима для Украины.

Представители ЕС продолжают настойчиво заявлять, что этого не произойдет и на очередном саммите «Восточного партнерства», который состоится 21−22 мая 2015 года в Риге. А ведь в Киеве на самом высоком уровне как о практически решенном вопросе говорили о предоставлении Украине безвизового режима на этом саммите. Хотя, безусловно, представители украинской власти прекрасно понимали: в сложившейся политической и экономической ситуации в стране этого не может быть.

Цель подобного рода совершенно бессмысленных, на первый взгляд, заявлений ― создать впечатление, что Украина уверенно идет по пути европейской интеграции. В действительности же наша страна отдаляется от Европы, поскольку действующая власть продолжает нарушать европейские демократические нормы  ― это касается отношения и к оппозиции, и к средствам массовой информации и т. д.

Кроме того, политика власти уже привела к обвальному падению экономики и стремительному обнищанию населения. А с такого рода «достижениями» даже думать о реальной евроинтеграции нет смысла.

На саммите Украина — ЕС 27 апреля стороны предпримут попытку устранить «эрозию доверия» между Киевом и его западными партнерами, однако быстрого прогресса в отношениях ожидать не стоит, пишет The Wall Street Journal. «Напряженность, которая и так лежала на поверхности, стала еще более заметной с момента подписания Минских соглашений в феврале», — отмечает издание (очевидный намек на то, что соглашения нарушают не только ДНР и ЛНР).

Продолжая давать пустые обещания, Украина рискует лишиться поддержки (даже словесной) своих «западных друзей». Подтверждение тому ― пока евроинтеграторы продолжают разглагольствовать о скором получении страной безвизового режима, условия предоставления шенгенских виз для украинских граждан существенно ужесточаются.

Виктор Медведчук

Опыт евроинтеграции Молдовы и Украины: к чему приводит разрыв торгово-экономических связей

Количество сторонников евроинтеграции в Молдове стремительно падает ― большинство граждан не поддерживает присоединение страны к ЕС. Согласно данным соцопроса «Барометр общественного мнения» за март ― апрель 2015 года, на референдуме за присоединение к Евросоюзу проголосовали бы 39,5% респондентов, против ― 41,8%. А вот за вступление Молдовы в Таможенный союз свои голоса готовы отдать 57,8% опрошенных, 26,4% респондентов высказались против. Примечательно, что еще в ноябре 2014-го (меньше чем полгода назад!) за членство в ЕС выступали 44% молдаван, за присоединение к ТС ― 47%.

Сторонников евроинтеграции в Молдове заметно поубавилось после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. И это вполне закономерно. Молдавские политики обещали стремительный экономический подъем, рост благосостояния, завоевание европейского рынка. (Ничего не напоминает?) Однако по итогам 2014 года в Молдове зафиксированы спад экономики, резкое падение экспорта и девальвация национальной валюты (думаю, и здесь параллели очевидны). ВВП страны существенно замедлил темпы роста (с 9,4% в 2013 году до 4,6% по итогам 2014-го). Молдавский лей девальвировал, вследствие чего резко выросли цены на лекарства, продукты питания, импортные товары, подорожали коммунальные услуги. МВФ уже предупредил, что стране угрожает дальнейшая финансовая нестабильность, а отток инвестиций усилится. Все это очень напоминает происходящее в Украине, правда, в более мягком варианте. Причина — в разрыве торгово-экономических связей с РФ. Молдова как аграрная страна более 70% своей сельскохозяйственной продукции на протяжении многих лет экспортировала в Россию. Устоявшиеся торгово-экономические связи с РФ обеспечивали молдавских сельхозпроизводителей постоянными заказами и гарантировали им присутствие на самом привлекательном ― российском ― рынке сбыта. Однако после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС Россия, защищая свой рынок, ввела запрет на импорт из Молдовы свежих фруктов, консервов, мяса. Чуть раньше Москва ограничила поставки молдавского алкоголя. В результате сельхозпроизводители столкнулись с серьезнейшей проблемой — где и как продать значительную часть своей продукции.

Вице-премьер-министр, министр экономики Молдовы Стефан Кристоф Бриде признает: в 2014 году из-за российского эмбарго на молдавские продукты питания экспорт страны просел на 35% по сравнению с предыдущим годом. Потери фермеров Бриде оценил в $145 млн. Кишинев, собственно, как и Киев, не смог переориентироваться на европейский рынок. Молдавский экспорт в ЕС по-прежнему смехотворно мал. Так, по данным председателя молдавской компании UniAgroProtect Александра Слусаря, в прошлом году на европейский рынок молдаване смогли поставить лишь 2 тыс. тонн яблок (из выращенных в стране 450 тыс. тонн), 2 тыс. тонн слив (из 70 тыс. тонн). Из 380 тыс. тонн выращенного в 2014 году винограда в ЕС удалось экспортировать лишь 10 тыс. тонн. Для сравнения: тех же молдавских яблок только в Казахстан и Беларусь в 2014 году поставлено около 110  тыс. тонн. Это прекрасно демонстрирует, насколько рынок России и стран СНГ важен для молдавской экономики.

Стоит ли говорить, что заложниками безальтернативного курса на ЕС оказались в первую очередь рядовые граждане. Народ в полной мере ощутил на себе все прелести евроинтеграционных реформ, а потому нет ничего удивительного в том, что сегодня Молдову охватили массовые акции протеста аграриев. И недовольство прозападной политикой властей стремительно растет. Протестующие требуют от правительства активизировать переговоры о возобновлении поставок молдавской сельхозпродукции на российский рынок.

Негативный опыт евроинтеграции Молдовы и Украины только подтверждает правоту экспертов: резкий разрыв экономических связей с Россией губителен для большинства постсоветских экономик. И прежде чем бросаться в объятия Евросоюза, еврореформаторам стоило бы задуматься, не будет ли это шагом к пропасти — долговой, экономической и социальной.

Виктор Медведчук

Украинские студенты, сегодня выступившие в поддержку евроинтеграции, уже завтра разочаруются

Известному английскому политику Уинстону Черчиллю приписывают высказывание: «Кто в молодости не был радикалом — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет головы». Именно на радикализм и юношеский максимализм полагаются евроинтеграторы, пропагандируя «счастливое» европейское будущее.

Откормленные на западных грантах политтехнологи взахлеб рассказывают басни о прелестях жизни в Евросоюзе: престижные должности, высокие зарплаты, социальные гарантии, достойный уровень жизни и т. д., и т. п. Поэтому неудивительно, что студенты больше других поддерживают евроинтеграцию. Только вот «оппозиционные» рупоры майдана не говорят им главного — в ЕС повальная молодежная безработица.

Приведу лишь некоторые цифры. В Латвии уровень занятости молодежи в первом полугодии 2013 года составлял 30%, в Ирландии — 29%, Бельгии — 24%, Болгарии — 21%, Хорватии — 14%. Хуже всего в Греции, там обеспечены работой только 12% молодых людей.

Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что одна из серьезнейших проблем, с которыми сталкивается сейчас Европа, — это высокий уровень безработицы среди молодежи. Даже в наиболее благополучных в этом отношении Нидерландах не имеют работы 37% молодежи, в Дании — 45%, в Австрии — 47%.

Сегодня Евросоюз переживает тяжелые времена, ему нужна дешевая рабочая сила. Проевропейски настроенной молодежи стоит трезво оценить перспективы трудоустройства в Евросоюзе. Рост безработицы в ЕС означает, что украинцы могут претендовать лишь на самую низкооплачиваемую и не требующую квалификации работу, и у политиков, обрекающих наших молодых людей на это, поистине нет головы.

Украинские студенты, сегодня выступившие в поддержку евроинтеграции, уже завтра разочаруются. Миф о счастливом будущем рано или поздно развеется, а люди почувствуют себя обманутыми, как это было в 2004 году.

Инвесторы не верят в жизнеспособность еврозоны.

По мнению инвесторов (площадка Intrade) вероятность того, что к концу 2014 года хотя бы одна страна выйдет из еврозоны остается очень высокой. Более того, за последнюю неделю она возросла на 3,2 процентных пункта и достигла 64,2%. Общее число пари на распад еврозоны превышает 23 тысячи, из них 19,1 заключены на период до 31 декабры этого года.

Японские чиновники и сотрудники Центробанка России разрабатывают план действий по защите экономики страны и финансового рынка от обострения долгового кризиса в ЕС и в целом в Европе. Великобритания так же прорабатывает сценарий распада еврозоны. А Украина продолжает рассуждать о евроинтеграции. И чем больше рассуждает, тем очевиднее бессмысленность разговоров и дискуссий по этому вопросу.

В гуманитарном плане такая интеграция невоспринимается борцами за единственность украинского языка, а в экономическом наносит серьезный удар по национальной экономике. 

Так о какой же евроинтеграции идет речь? Кому она нужна, если не нужна ни Европе, ни Украине? И куда собралось интегрироваться руководство страны? Во что оно так стремится вступить?

Интересы Украины и цели евроинтеграции

Не в первый раз и с сожалением, констатирую - в Украине отсутствует экспертная дискуссия, в ходе которой возможна выработка верного решения по вопросу стратегии экономической интеграции.

Именно поэтому мое внимание привлекло появление редкого для нашего времени исследования Института мировой политики озаглавленного как «Аналитическая записка: «ЗСТ между Украиной и ЕС: что думают олигархи?» 

Я рассчитывал найти в нем объективную аналитику, но, к сожалению, нашел документ, подготовленный, скорее, профессиональными лоббистами, чем экспертами. Да и сами авторы исследования не скрывают его лоббистского характера, признаваясь в том, что  за неофициальными консультациями они обратились к семи финансово-промышленным группам и представители только трех (!) ответили позитивно (значит ли это, что четверо ответили негативно и поэтому их мнение не учтено – из текста записки не понятно).

По сути, речь идет о трех финансово-промышленных группах, экспортирующих в Европу продукцию химической и металлургической промышленности и заинтересованных в ее беспрепятственном сбыте на европейском рынке. 

Понимаю, металлургическое и химическое производство - важные отрасли украинской экономики, но это еще не вся украинская экономика. Не знаю, считают ли в Институте мировой политики олигархом, к примеру, Вячеслава Богуслаева, но, если бы поинтересовались его мнением, то я уверен - он представил бы весомые аргументы в пользу того, что не Зона свободной торговли (ЗСТ) с ЕС, а Таможенный союз раскрывает новые перспективы для украинского бизнеса.

Понимаю, что тех предпринимателей, кто экспортирует в страны ЕС сырье и продукцию первого уровня переработки, евро интеграция привлекает больше, но, повторюсь, - это далеко не вся экономика Украины и даже не большая ее часть. И главное - насколько интересы этой части бизнес-элиты совпадают с интересами Украины в целом и стратегией ее развития? 

Если стратегия Украины в том, чтобы быть сырьевым придатком ЕС, то нам действительно прямая дорога в Зону свободной торговли с ЕС. Но если мы намерены развивать украинское судостроение, самолетостроение, приборостроение, если видим будущее Украины с развитой наукоемкой и высокотехнологичной экономикой, то мы просто обречены на тесную кооперацию со странами, входящими сегодня в Таможенный союз. Вот в чем суть украинского выбора и сегодня очевидно, что многолетняя неопределенность в этом ключевом вопросе становится чуть ли не основным тормозом развития нашей экономики.

Ознакомившись с исследованием Института мировой политики, я не смог найти в нем ответы на простые вопросы. Так, на первой же странице записки авторы утверждают, что экономика Украины является сферой, в которой подписание и реализация Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС (включительно с углубленной и всеобъемлющей зоной свободной торговли (ЗСТ) как неотъемлемой частью) принесут наибольшую пользу. И хотя обоснование такого утверждения в документе отсутствует, оно принимается как основа для анализа и последующих выводов. Картина проясняется, когда авторы исследования уточняют, что базируются на внутренних исследованиях финансово-промышленных групп (трех, давших позитивный ответ). Значит ли это, что речь идет о пользе для всей Украины или только о пользе этих трех ФПГ? Вопрос остается без ответа.

Циничным выглядит вывод авторов исследования о том, что Зона свободной торговли с ЕС может потенциально способствовать развитию украинско-российских экономических отношений. Каким образом это может произойти, если расчеты Института экономики и прогнозирования НАНУ показывают - отказ Украины от присоединения к Таможенному союзу неминуемо приведет к ухудшению доступа украинских товаров на рынки стран-членов и сокращению экспорта  Украины в эти страны минимум на $1,4 – 1,9 млрд? Как ни смешно, но такой же прогноз делают и европейские эксперты. В интервью «Немецкой волне» 11 октября 2010 г. заместитель главы отдела торговых связей с Европой и Центральной Азией директората торговли при Еврокомиссии (то есть представитель Европейского союза!) Ф. Куиссон заявил, что в результате создания ЗСТ и «после отмены таможенных тарифов, украинское правительство недосчитается в бюджете 5% поступлений». 

В итоге, по мнению авторов исследования Украина, идя в Зону свободной торговли с ЕС, заведомо ставит под удар свой бюджет, промышленный потенциал и перспективы научно-технологического развития, а с другой, оказывается, ей это выгодно и с экономической и с политической точки зрения. Странная логика и аналитика. 

Не нужно читать между строк, чтобы понять – авторы записки интересы трех ФПГ отождествили с интересами всей Украины и подытожили – не волнуйтесь, все будет хорошо…

Осталось добавить – троим будет хорошо и это хорошо начинает создаваться просто сегодня, лоббированием евроинтеграции, в том числе и с помощью подобных исследований, густо приправленных напоминаниями, что именно от усилий олигархов будет зависеть стратегический выбор Украины. Но так ли это? И правильно ли? Убежден - нет, это не правильно. 

Давайте все называть своими именами. 

«Доброжелатели» частенько именуют меня лоббистом Кремля. Но мой призыв к честной, публичной, экспертной дискуссии по теме экономической интеграции - это не лоббизм Кремля. Это лоббизм стратегии развития того, что выгодно Украине - люббизм украинского выбора, а не выбора одной или другой группы олигархов. 

 Дать ответ и помочь сделать правильный выбор по данному вопросу должна открытая и профессиональная дискуссия. То, что пока ее нет, уже не просто политическая неразборчивость в средствах для достижения вполне меркантильных целей. Это уже недальновидность (если не сказать - преступная халатность) власти, которая не прилагает никаких усилий для того, чтобы и стратегия была разработана, и выбор был сделан в пользу интересов страны и общества, а не отдельных групп и группок бизнес-элиты.