Tags: кризис

Деиндустриализация экономики Украины усиливается

Один из наиболее негативных итогов 2017 года ― усиление процесса деиндустриализации страны. На протяжении последних лет процесс этот набирал силу, последовательно снижая не только общие объемы промышленного производства, но и долю добывающей и перерабатывающей промышленности в общем объеме ВВП Украины.

В 2016 году произошло некоторое восстановление работы горно-металлургического комплекса Донбасса, что позволило укрепить индустриальную составляющую украинской экономики. Но последовавшая за этим в 2017-м торгово-экономическая блокада неконтролируемых Киевом территорий свела на нет намечавшиеся позитивные тенденции к восстановлению промышленного потенциала страны.

Соответственно, в 2017 году процесс деиндустриализации экономики Украины продолжился. Доля добывающей и перерабатывающей промышленности в общем объеме ВВП страны в I квартале 2017-го составила 17,7%, во II квартале ― 20,2%, в III квартале ― 17,1%.

Как видим, в 2017 году деиндустриализация экономики страны усилилась, что лишило Украину шанса выйти из системного экономического кризиса в обозримом будущем. Во всяком случае, уже очевидно, что в наступившем 2018-м этого не произойдет…

Мы преодолели кризис?

Украинское правительство продолжает удивлять своим неуемным оптимизмом. На заседании Кабмина премьер обрадовал всю страну, заявив, что мы, оказывается, уже преодолели системный кризис экономики. Так и сказал: «…Мы… преодолели кризис… удержали ситуацию».

Кроме того, В. Гройсман порадовал успехами в создании новых предприятий: «Мы видим, что в том числе создаются новые предприятия. И тут можно сказать, что в каждой области происходит строительство новых предприятий».

Правда, обобщенные цифры, свидетельствующие о состоянии экономики, премьер так и не назвал. И понятно почему. Стоит напомнить: по данным Госстата Украины, «в июле в сравнении с июнем 2017 года сезонно скорректированный индекс промышленной продукции составил 98,7%. В июле т. г. против июля 2016 года индекс промышленной продукции, скорректированный на эффект календарных дней, составил 97,8%».

Проще говоря, за год (с июля 2016-го по июль 2017-го) промышленное производство сократилось на 2,2%. Показатель (сезонно нескорректированный) января ― июля 2017 года к январю ― июлю 2016-го составил 99,3%. То есть, как ни считай, а промышленное производство в стране продолжает падать.

Может быть, успехи достигнуты в сельском хозяйстве? Опять же нет. За январь ― июль 2017 года сельхозпроизводство в стране сократилось на 2% по сравнению с показателями января ― июля 2016-го.

Строительство, мягко говоря, тоже не радует. В июле текущего года общие объемы строительства в Украине снизились на 10%, а жилищного ― на 24%. Кстати, никто из членов правительства не счел нужным хотя бы прокомментировать такое падение отрасли.

Об успехах финансово-банковой сферы Украины и говорить не приходится. 223 млн грн чистого убытка получила украинская банковская система по итогам деятельности в январе ― июле 2017 года.

Так о каком выходе из кризиса говорит премьер? Для того чтобы выйти из кризиса, необходимо для начала хотя бы адекватное понимание общей ситуации в стране…

Динамика индексов промпроизводства демонстрирует глубину системного экономического кризиса в Украине

Госстат Украины опубликовал данные о динамике индекса промышленного производства за 2006–2017 гг., где показатели 2010-го приняты за 100%. При этом в расчете не учитывалось производство в Крыму и в нынешней зоне АТО в 2010-м.

Результаты такого анализа динамики украинского кризиса промпроизводства позволяют по-новому оценить глубину и системность экономического кризиса в Украине. Рассмотрим динамику последних месяцев.

Индексы промпроизводства в Украине в 2016–2017 гг., % (2010 = 100%)*

*Выдержка из данных Госстата Украины за 2016–2017 гг.

Как видим, в соотношении с показателями 2010 г. промышленность в Украине показывала стабильно низкий результат ― 82–83% от уровня базового показателя (если рассматривать индексы промпроизводства с учетом сезонных колебаний). Лучший показатель за этот период ― 85% ― был достигнут в декабре прошлого года, после чего начался очередной спад.

То, что нынешний спад совпал с блокадой неподконтрольных территорий Донбасса, неслучайно. Рассматривая динамику промпроизводства в Украине за последние пять лет, можно заметить, что самый высокий показатель был зафиксирован в мае 2012 г. (110,6%), но еще в декабре 2013-го показатели (и с учетом сезонного фактора, и без) превышали 100%. После этого превышение базовых 100% (уровень 2010 г.) было достигнуто только один раз ― в феврале 2014-го (с учетом календарного фактора).

Приведенная выше динамика индексов промпроизводства демонстрирует всю глубину и системность экономического кризиса в Украине, поскольку, несмотря на форсированную деиндустриализацию, промышленность все еще остается одной из ключевых отраслей экономики. Вывести Украину из этого кризиса ― общенациональная задача. Однако нельзя не отметить: ни правительство, ни политические силы в ВР не озабочены решением этой главной для страны проблемы ― у них другие, преимущественно свои узкогрупповые, задачи и интересы.    

Сельское хозяйство ― локомотив экономики ― пробуксовывает

После того как «правительство камикадзе», по сути, разрушило те отрасли промышленности, которые были локомотивами украинской экономики и обеспечивали основные поступления в бюджет, аграрный сектор стал лидером отечественного экспорта. Впрочем, следует признать, что и с нынешним локомотивом экономики далеко не все благополучно.

По данным Госстата, производство сельскохозяйственной продукции в Украине (без учета Крыма и Севастополя, части зоны проведения АТО) за январь ― сентябрь 2015 года уменьшилось на 5,3% по сравнению с аналогичным периодом 2014-го. За девять месяцев текущего года сельхозпредприятия сократили производство на 4,3%, хозяйства населения ― на 6,4%. Только в сентябре 2015 года сельхозпроизводство сократилось на 4,2% по сравнению с аналогичным месяцем 2014-го.

Производство молока в Украине в январе ― сентябре 2015 года сократилось на 4,4% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года — до 8,404 млн тонн. Производство мяса (в живом весе) уменьшилось на 1,4% (если сравнивать с январем ― сентябрем 2014 года) ― до 2,27 млн тонн. Производство яиц снизилось на 14,6% — до 13,399 млрд шт.

Как видим, производство сельхозпродукции падает. И это вполне закономерно. Ведь действующая власть практически не оказывает финансовой поддержки сельскому хозяйству, хотя мировой опыт свидетельствует о том, что в сельское хозяйство необходимо вкладывать немалые средства, чтобы действительно получить результат. Впрочем, в 2016-м, когда вступит в силу Соглашение об ассоциации с ЕС, сельское хозяйство Украины может лишиться даже нынешней не столь уж значительной поддержки ― примерно 30 млрд грн, что неизбежно приведет к кризису в отрасли. Понимают ли это в «правительстве камикадзе»?
 
Виктор Медведчук

Деиндустриализация страны как результат еврореформ

Осенью президент пообещал сделать ВПК «локомотивом отечественной экономики» и сегодня бодро рапортует: «танками и бэтээрами мы бьем по безработице», «оборонпром перешел на трехсменную работу». Вот только при этом крупнейшие предприятия страны простаивают, а их сотрудники митингуют, требуя погасить задолженность по зарплате.

Одним из первых последствия новой евроинтеграционной политики ощутило АО «Мотор Сич»: в августе из-за запрета поставок в Россию товаров двойного назначения убытки предприятия, специализирующегося на производстве авиационных двигателей и газотурбинных установок, составили $300 млн. В сентябре с акциями протеста на улицы вышли сотрудники завода «Антонов». В октябре практически на грани банкротства оказался Харьковский авиационный завод. Причина ― разрыв экономических связей с РФ: у предприятия нет заказов и в ближайшем будущем, по-видимому, не предвидится. Сотрудникам задолжали за несколько месяцев больше 43 млн грн. А рабочие легендарного днепропетровского «Южмаша» только после январских митингов получили зарплату за лето 2014 года.

Мировое лидерство, передовые разработки, слава флагманов наукоемкой и высокотехнологичной отрасли украинской промышленности ― теперь все это в прошлом. Такова плата за выбранный год назад не народом, а «майданными лидерами» курс на членство в ЕС и присоединение к ЗСТ с Европейским Союзом.

Но неужели евроинтеграторы не понимали, что безальтернативный выбор западного вектора экономической интеграции негативно скажется на отечественной экономике? И что разрыв отношений с РФ, на долю которой приходилось 40% экспорта украинского оборонно-промышленного комплекса, поставит предприятия ОПК на грань выживания. А запрет Киева на поставки в Россию товаров военного и двойного назначения парализует целый ряд промышленных гигантов, оставив без работы и зарплаты сотни тысяч украинцев. Неужели не понимали, что Россия без труда осуществит программу импортозамещения украинской продукции, а вот нашим производителям будет очень трудно найти новые рынки сбыта? Думаю, прекрасно понимали. И все-таки подписали Соглашение об ассоциации с ЕС, разорвали сотрудничество с РФ, разрушили многолетние кооперационные связи с нашим стратегическим партнером, оставив украинских производителей наукоемкой продукции без будущего. Вчера эти предприятия были мировыми лидерами, флагманами производства, а сегодня вынуждены бороться за выживание.

Правда, власть о них все же вспоминает ― так, «Южмашу» пообещали заказать троллейбусы. Но загружать такие предприятия подобными заказами ― это все равно что компьютером забивать гвозди. Это прямая дорога к деиндустриализации Украины, превращению ее исключительно в аграрную страну, это дорога в никуда.

Виктор Медведчук

Под натиском США по швам трещит... Европа

Четверть всех немецких компаний, ведущих бизнес за рубежом, пострадает от экономических санкций, введенных ЕС и США против России, заявил глава внешнеэкономического отдела Федерального объединения торгово-промышленных палат Германии Фолькер Трайер.

Из-за санкций в отношении России терпят убытки экономики и других государств Евросоюза. Ассоциация европейского бизнеса уже выразила свое категорическое несогласие с новыми санкциями США против российских компаний и банков, являющихся надежными и долгосрочными партнерами многих европейских компаний.

В этой связи неудивительно, что Евросоюз не может прийти к единому мнению относительно введения или невведения следующего этапа санкций. Европа пытается противостоять натиску США: Обама уже несколько недель не прекращает консультации с Меркель, Олландом и Кэмероном, требуя усилить давление на Россию, но при этом 9 из 28 членов ЕС, в частности Италия, Франция, Германия, Австрия, Болгария, Люксембург, Греция, Словения и Кипр, не поддерживают введение новых экономических санкций против РФ. В Евросоюзе уже подсчитали: если экспорт в Россию сократится вдвое, это уменьшит общий годовой ВВП объединения на 0,5%. По мнению экспертов, ужесточение санкций против России может даже спровоцировать рецессию в Европе, которая все еще не оправилась от последнего экономического кризиса.

Впрочем, недовольство политикой Вашингтона проявляют и американцы. Национальная ассоциация промышленников США заявила, что разочарована расширением санкционного списка в отношении России, ведь это «подорвет коммерческую деятельность в США». Более того, американские бизнес-объединения беспокоятся, что могут столкнуться с ответными мерами cо стороны России, если Вашингтон будет и дальше ужесточать давление. Санкции, направленные против России, наносят серьезный удар по экономике Европы и США, уверен и заместитель министра финансов Соединенных Штатов Дэвид Коэн.

В условиях глобализации и интеграции национальных экономик санкции могут иметь эффект бумеранга. Они способны спровоцировать глубокий кризис на всем европейском континенте. Поэтому ЕС и не принимает поспешных решений. Европа ищет выход из кризиса путем диалога, стараясь предусмотреть и учесть возможные последствия, в то время как действия официального Вашингтона могут вызвать новый виток противостояний и конфликтов, от которых действительно пострадают все.

Виктор Медведчук

Жизнь украинских пенсионеров: все ближе к социальной катастрофе

В условиях жесточайшего социально-экономического кризиса самой обездоленной частью общества стали 13 млн украинских пенсионеров. Именно они сильнее всего ощутили рост цен на продукты питания (30%), коммунальные услуги (50%) и лекарства (60%).

Причем повышение цен происходит на фоне замороженного правительством роста пенсионных выплат. Правда, недавно Пенсионный фонд  Украины сообщил о том,  что по состоянию на 1 июля 2014 года средний размер пенсий увеличился до 1560 грн — это на целых 34,89 грн (!) больше, чем полгода назад, то есть номинальные пенсии выросли за полгода всего на 2,2%.

При этом даже явно заниженный официальный показатель прироста потребительских цен за январь — июнь составил 10,6%. Получается, что пенсии ощутимо обесценились, а учитывая предстоящее резкое повышение тарифов, можно с уверенностью сказать: эта тенденция только усилится.

Фактически действующее правительство находится в состоянии необъявленной войны с украинскими гражданами старшего поколения.

Как пенсионерам выживать при нынешнем росте цен и тарифов — на этот вопрос правительство ответа не дает. Зато эксперты отмечают активность кабмина в подтасовке базовых показателей по расчету инфляции.

Теперь это коснулось и самой методики расчета, где уменьшена доля влияния роста тарифов ЖКХ на общий уровень инфляции. Соответственно, и повышение расчетного прожиточного минимума будет отставать от темпов роста тарифов ЖКХ, а ведь право на субсидии имеют только те пенсионеры, пенсия которых меньше прожиточного минимума.

Весь ужас ситуации в том, что власть предержащих бедственное положение украинских пенсионеров, похоже, абсолютно не волнует. Они бодро рапортуют: «С начала года в Украине не допущено уменьшения размера пенсий ни одной категории пенсионеров» (материалы совещания от 8 июля с. г. в Пенсионном фонде по итогам работы фонда в первом полугодии 2014 г.). Такую же политику чиновники намерены проводить и во  втором полугодии.

Среди пенсионеров все больше тех, кто понимает: нынешнему правительству совершенно безразличны их горести и нужды. Поэтому вряд ли пожилые люди на будущих парламентских выборах выразят доверие партиям, представляющим сегодня власть.

Вполне возможно, что в том числе и по этой причине вопрос о сроках проведения внеочередных парламентских выборов до сих пор не решен, хотя основной причиной все же является нежелание многих депутатов рисковать своим теплым местечком в ВР.

Виктор Медведчук

Председательство Греции в ЕС — начало эры европотрясений

Несколько сотен манифестантов, пять тысяч полицейских, слезоточивый газ и аресты. Так Греция ознаменовала начало своего председательствования в Евросоюзе.

Власти решили не портить «праздник демократии» проявлениями гражданского недовольства, а потому попросту запретили проведение на центральных улицах и площадях столицы акций протеста. Пока на церемонии, посвященной передаче Греции эстафеты председательствования в Евросоюзе, премьер-министр страны Антонис Самарас делился радужными прожектами, а еврочиновники заверяли нового руководителя во всесторонней поддержке и обещали углублять интеграцию, участники мирной манифестации в Афинах требовали прекратить проводимую Евросоюзом политику жесткой экономии. Пока глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу клятвенно заверял, что заявления о возможном выходе Греции из еврозоны, о крахе самой общей валюты и распаде ЕС не более чем спекуляции, к манифестантам, пытающимся прорвать оцепление полиции и высказать свое мнение о политике ЕС, был применен слезоточивый газ.

Греки уверены, что Европейский Союз ответствен за острый гуманитарный и социальный кризис в стране. Навязываемые тройкой кредиторов — Еврокомиссией, Европейским центробанком и Международным валютным фондом — радикальные реформы не возымели желаемого эффекта, напротив, они обострили экономические и социальные проблемы.

Экономика Греции шестой год переживает спад. За этот период она сократилась на 20%. В ноябре 2013 потребительские цены в Греции снизились на 2,9% (самое резкое падение с 1960 года). Уровень безработицы продолжает бить рекорды в ЕС. По оценкам аналитического агентства S&P Dow Jones Indices, в марте — июле 2013 года, в результате продолжающегося экономического кризиса 2008–2013 годов, Греция впервые в практике мировых финансовых агентств утратила статус развитой страны и вернулась в разряд развивающихся.

Впрочем, ситуация в Греции типична для многих стран ЕС. Евросоюз погряз в экономических, социальных, финансовых, политических проблемах. О своем недовольстве время от времени заявляют не только жители бедствующих Португалии, Испании, Греции, Италии, но и вполне благополучной Австрии.

По прогнозам экспертов, выборы в Европарламент могут существенно изменить политическую расстановку сил в цитадели еврообъединения. Евроскептицизм, равно как и рост рейтинга правых партий, преследующих национальные интересы, могут сыграть со сторонниками углубленной и всеохватывающей интеграции злую шутку.

Достигнутые договоренности между лидерами нидерландской «Партии свободы» и французского «Национального фронта» об изъятии у Брюсселя основных полномочий по контролю над национальными экономиками Европы свидетельствуют о том, что Евросоюз в 2014 году ждут серьезные потрясения и «политические землетрясения». И события в Греции — тому явное подтверждение.

Европа продолжает катиться в бездну

Агентство Moody’s понизило суверенный кредитный рейтинг Испании сразу на три ступени, с «A3» до «Baa3». Как отмечается в опубликованном еще 13 июня пресс-релизе агентства, рейтинг также вновь помещен на пересмотр, что делает возможным его дальнейшее понижение в течение трех следующих месяцев.
Основной причиной снижения рейтинга аналитики назвали решение испанского правительства принять помощь от стран еврозоны в размере 100 миллиардов евро, что сильно увеличит и без того значительный внешний долг Испании. Помимо этого, в Moody’s отметили общую слабость экономики страны. 
Международное рейтинговое агентство Moody’s решило не ограничиваться испанскими и итальянскими банками.  В целом, только за одни сутки оно понизило рейтинги трех французских, пяти нидерландских, бельгийского и люксембургского банка. 
По словам экспертов агентства, рейтинги подлежали пересмотру из-за сложной операционной среды в Европе, сформировавшейся по причине затяжного кризиса зоны евро и ухудшения кредитоспособности некоторых стран еврозоны.
Moody’s понизило долгосрочные рейтинги пяти нидерландских банков: трех крупных (ING Bank, ABN Amro и Rabobank Nederland) и двух небольших (LeasePlan Corporation и SNS Bank). 
Эти рейтинговые действия отражают, как пояснили аналитики Moody’s, мнение о том, что голландским банкам приходится работать в тяжелых условиях, которые останутся таковыми до конца 2012 г. и в последующие годы.
Несмотря на то, что экономика Голландии занимает относительно небольшое место в ВВП Европы, ее «обрушение» вполне может спровоцировать крах экономики ЕС.  Радость европейцев по поводу результатов выборов в Греции была явно преждевременной.
В Европе есть, по меньшей мере, 5 стран, которые балансируют на грани краха. В том числе Испания и Италия – банкротство любой из них будет означать ликвидацию ЕС.