Tags: политический кризис

Важно не допустить нового витка эскалации конфликта на Донбассе

Наблюдатели СММ ОБСЕ констатируют наращивание количества тяжелого вооружения на линии столкновения в зоне АТО, а также отмечают проведение работ по укреплению фортификационных сооружений с обеих сторон, увеличение численности личного состава, обустройство тренировочных лагерей. «Мы наблюдаем готовность сторон к такому уровню эскалации, которого мы еще не видели», — заявил заместитель главы миссии ОБСЕ Александр Хуг. Несмотря на все усилия Трехсторонней контактной группы по мирному урегулированию ситуации в Донецкой и Луганской областях и ее подгрупп, обстановка на Донбассе остается крайне напряженной.

По последним данным ООН, с апреля 2014 года в зоне АТО погибли порядка 7 тыс. гражданских и военных, более 17 тыс. человек были ранены. В свою очередь президент Украины Петр Порошенко в интервью The Wall Street Journal заявил о 9 тыс. погибших. Александр Хуг констатировал увеличение количества жертв среди гражданских лиц. В Украине стало еще больше внутренних переселенцев ― по подсчетам ООН, их число достигло 1,4 млн. А транспортная, продовольственная и медикаментозная блокада Донбасса привела к тому, что в регионе отсутствуют жизненно важные продукты, лекарства и предметы первой необходимости. Еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан еще в июне определил ситуацию на Донбассе как «гуманитарную катастрофу».

Сегодня не только жители Востока страны, но и вся Украина, весь мир надеются на мирное урегулирование конфликта на Донбассе. Но необходимо осознать, что непреложным условием достижения мира является неукоснительное и безотлагательное выполнение Минских соглашений: прекращение огня и отвод вооружений, освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц в формате «всех на всех», обеспечение инклюзивного диалога о модальностях проведения местных выборов, восстановление социально-экономических связей, проведение конституционной реформы… Принципиально важный момент: вопросы, касающиеся местных выборов и внесения изменений в Конституцию Украины, должны не только обсуждаться, но и согласовываться с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей. К сожалению, Киев, требуя от ДНР и ЛНР придерживаться взятых на себя в Минске обязательств, откровенно саботирует выполнение Минских соглашений. Главы Луганской и Донецкой ОВГА уже заявили о нецелесообразности проведения местных выборов даже на территории, подконтрольной Киеву, а изменения в Конституцию относительно децентрализации разрабатывались без участия представителей Востока Украины. Киев предпочитает общаться с Донбассом исключительно с позиции силы и отказывается понять общеизвестную истину: полагаясь на силу оружия, невозможно установить мир.

Я убежден: диалог Киева и Донбасса является основой для урегулирования (подчеркну ― исключительно мирного урегулирования) конфликта на Востоке нашей страны. И крайне важно, чтобы стороны отказались от взаимных обвинений и перешли к конструктивному диалогу. Только дипломатия и постепенное восстановление взаимного доверия способны не допустить нового витка эскалации конфликта, о котором предупреждает Александр Хуг. Лишь путем конструктивных переговоров можно прекратить это противостояние, остановить кровопролитие и вернуть мир на нашу землю.

Выполнение требований Минских соглашений — залог восстановления мира в регионе

В ОБСЕ обеспокоены количеством жертв конфликта на Донбассе. «Гражданские продолжают нести недопустимые потери. Их убивают и ранят, а обе стороны конфликта продолжают размещать свои военные позиции внутри и вблизи гражданских инфраструктурных объектов», ― сообщил представитель ОБСЕ Александр Хуг. Залог восстановления мира в регионе — это безотлагательная и четкая реализация «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений» — от отвода тяжелого вооружения до реализации политической части договоренностей.

Официальный Киев, не вводя в силу закон, запрещающий преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, отказываясь от диалога с жителями Донбасса о проведении местных выборов, пытаясь осуществить полную транспортную и социально-экономическую блокаду региона, провоцирует дальнейшую эскалацию агрессии и напряжения.

Антитеррористическая операция на Донбассе длится более года, за это время погибли тысячи людей, в том числе и среди мирного населения. О том, что конфликт на Донбассе может быть решен мирным и дипломатическим путем, заявил президент США Барак Обама. Основой для такого пути и залогом его успешности являются Минские соглашения ― это уже признал весь мир. И лишь украинская власть пытается обойти достигнутые в Минске договоренности, по-своему трактуя их требования, затягивая процесс мирного урегулирования и при этом манипулируя мнением мировой общественности.

Виктор Медведчук

Трудный путь к миру: слова и дела

Год назад, в апреле 2014 года, вступило в силу решение Совета национальной безопасности и обороны Украины, которое полностью изменило жизнь страны, ― решение о начале антитеррористической операции на Донбассе. За этот год мирный, экономически сильный и стабильный регион превратился в горячую точку: разрушены города и села, уничтожены предприятия, дома, школы, больницы. Заложниками противостояния на Востоке Украины стали миллионы наших сограждан. Именно им пришлось расплачиваться за неспособность и нежелание политиков искать компромиссные решения и выстраивать диалог с Донбассом. По данным ООН, за время АТО больше миллиона человек стали внутренними переселенцами, сотни тысяч ― беженцами, свыше 6 000 погибли, в том числе и мирные жители ― старики, женщины, дети, 15450 ― были ранены.

Высокопоставленные украинские чиновники и первые лица государства заявляют: конфликт на Донбассе можно урегулировать мирным путем. Но это на словах. Дела же свидетельствуют о том, что партия войны в Киеве так и не отказалась от милитаристской политики. Практически все действия власти лишь усиливают напряжение на Донбассе: одна за другой были объявлены четыре волны мобилизации; Киев по-прежнему рассчитывает получить от Запада оружие летального характера; Верховная Рада Украины не только признала ЛНР и ДНР террористическими организациями, но и требует того же от мирового сообщества (правда, и в Евросоюзе, и в США эти инициативы Киева поддержки не нашли); парламентарии признали Россию страной-агрессором и хотят, чтобы это сделали и местные общины, то ли не понимая, то ли не желая понять, что такое давление только усиливает противоречия в обществе; социальная, финансовая и транспортная блокада Донбасса привела к тому, что сотни тысяч наших соотечественников живут в условиях гуманитарной катастрофы.

За истекший год украинская власть, по сути, не только не предприняла реальных попыток наладить диалог с Донбассом, но и саботировала договоренности, достигнутые благодаря международному участию. Официальный Киев заявляет о неукоснительном соблюдении Минских соглашений, но на поверку практически ни один пункт «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений» так и не выполнен.

Нет «всеобъемлющего прекращения огня» (пункт 1); тяжелое вооружение не отведено (пункт 2); Киев даже не пытался начать «диалог о модальностях проведения местных выборов» (пункт 4); закон, «запрещающий преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины», до сих пор не разработан (пункт 5); о восстановлении социально-экономических связей с Донбассом (пункт 8) речь даже не идет. Отдельный вопрос — проведение местных выборов на Донбассе. Судя по заявлениям представителей официального Киева, в этом году выборы могут не состояться. Что еще раз подтверждает: Минские соглашения Украина выполняет только на словах.

Вопрос о том, почему не соблюдаются достигнутые в Минске договоренности, беспокоит не только представителей Донбасса и РФ, но и европейцев: главы МИД «нормандской четверки» 13 апреля на встрече в Берлине обсудили вопросы реализации Минских соглашений. Главным итогом переговоров стало решение создать в рамках трехсторонней контактной группы рабочие подгруппы по безопасности, политическому процессу, гуманитарным вопросам и вопросам экономического восстановления Донбасса. Украина наконец-то согласилась назначить своих представителей в эти подгруппы, что дает надежду: они начнут работу уже в ближайшее время.

Кроме того, по мнению главы немецкого МИДа Франка-Вальтера Штайнмайера, необходимо заняться проведением местных выборов на неподконтрольной Киеву территории, а также уделить внимание гуманитарной ситуации и восстановлению региона.

Не только Украина, но и весь мир ожидает, что конфликт на Донбассе будет урегулирован мирным путем. Неизменная позиция гарантов выполнения Минских соглашений вселяет надежду на то, что украинская власть под давлением международной общественности наконец-то перейдет от деклараций к реальным действиям. И будет последовательна в своих дальнейших шагах.

Виктор Медведчук

Нужна ли стране отставка Яценюка?

Группа народных депутатов настаивала на создании парламентской комиссии по расследованию злоупотреблений в правительстве и отстранении премьера Арсения Яценюка. В Верховной Раде начался сбор голосов за отставку главы Кабмина. В итоге парламентская коалиция решила создать рабочую группу на базе профильных комитетов, чтобы расследовать факты коррупции в правительстве.

Можно по-разному оценивать политические позиции инициаторов отставки премьера, но очевидно, что это было бы правильным, хотя и запоздалым решением.

Экономика Украины оказалась на грани краха, в стране проводится абсолютно антисоциальная, антинародная политика, навязываемая международными финансовыми организациями, правительствами ряда западных стран и «варягами» в украинском Кабмине.

Реальные реформы не проводятся, под реформами понимается лишь ликвидация социальных гарантий для граждан Украины и выпрашивание иностранных кредитов, погашать которые придется тем же гражданам, в том числе и будущим поколениям украинцев.

За все это отвечает правительство и в значительной степени ― его глава, который уже продемонстрировал не только непрофессионализм, но и нежелание или неготовность отстаивать национальные интересы Украины.

Отставка этого политического дельца будет благом для страны в том случае, если его заменит не беспринципный конъюнктурщик, а профессиональный и компетентный управленец, способный принимать самостоятельные решения.

Виктор Медведчук

Депутатам вернули высокие зарплаты, урезав украинцам пенсии

С 1 апреля 2015 года украинцы в полной мере прочувствуют, как им дороги кредиты МВФ. Причем и в прямом, и переносном смысле слова. Граждане Украине не только станут платить в разы больше за электричество, газ, отопление, но и лишатся части своих доходов. Итак, первоапрельский подарок от «правительства реформаторов»: народным депутатам и чиновникам вернут высокие зарплаты, а многим рядовым гражданам… урежут пенсии. Президент уже подписал разработанный Кабмином Арсения Яценюка Закон № 213-VIII «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно пенсионного обеспечения».

Итак, с 1 апреля не до смеха будет работающим пенсионерам, а также работникам вредных производств, имеющим право на льготные пенсии. Работающим пенсионерам будут выплачивать только 85% пенсии, если она превышает полтора прожиточных минимума (для лиц, утративших трудоспособность, в текущем году это 1423 грн). Работающим чиновникам высокого ранга, прокурорам, судьям, депутатам пенсии не будут платить вообще. Но эта категория граждан как раз не является уязвимой, в отличие от рядовых пенсионеров, вынужденных искать подработку ради элементарного выживания.

Также законом поэтапно повышается на 5 лет льготный пенсионный возраст для женщин и увеличивается страховой стаж для лиц, имеющих право на льготную пенсию за работу на вредных производствах.

По иронии судьбы, а точнее в силу цинизма авторов закона, для власть имущих трудные времена откладываются. Тем же законом, которым народные избранники урезали пенсии работающим пенсионерам, они сняли ограничения по оплате труда для народных депутатов, министров, сотрудников Нацбанка… Другими словами, с 1 апреля норма закона, которая предполагала, что «в 2015 году максимальный месячный размер заработной платы (денежного обеспечения) народных депутатов Украины, членов Кабинета Министров Украины, прокуроров, работников государственных органов (кроме Национального антикоррупционного бюро и Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции) и других бюджетных учреждений, работников Национального банка Украины, судейского вознаграждения ограничивается 7 размерами минимальной заработной платы, а при сокращении численности работников ― 10 размерами минимальной заработной платы», перестанет действовать. То ли украинские парламентарии и чиновники поняли, что не смогут прожить на нынешние 7−10 минимальных зарплат, то ли сочли, что, ограничив на несколько месяцев свою зарплату, они уже внесли посильный вклад в дело экономии бюджетных средств. Но факт остается фактом: снизив доходы рядовых граждан и увеличив льготный пенсионный возраст, нардепы тем же документом вернули власть имущим высокие зарплаты. Видимо, так в их представлении и выглядит социальная справедливость, бороться за которую они клятвенно обещали своим избирателям.

Виктор Медведчук

Сырой парламентаризм псевдоевропейского образца

Признаюсь честно: заявления политиков-младореформаторов о становлении и развитии парламентаризма в Украине наводят на грустные размышления. Нынешние застрельщики формирования так называемого настоящего парламентаризма привыкли мыслить поверхностно. Зато научились навешивать ярлыки. Это единственное, что они делают профессионально.

Что же касается работы нового парламента и его руководства, то тут впору и плакать, и смеяться. Ну разве можно серьезно воспринимать слова председателя Верховной Рады В. Гройсмана, который судит об эффективности работы депутатов не по качеству, а по… количеству принятых законов?! «Мы сравнили в цифрах работу парламентов. За 100 дней работы нашего парламента внесено на рассмотрение 770 законов и проектов постановлений, что в 2 раза больше аналогичных показателей парламента VI и VII созывов... В парламенте VI созыва было проведено 23 заседания, в парламенте VII созыва ― 13, а нам удалась провести 33 заседания Верховной Рады и принять 72 закона. Это достаточно оптимистические цифры», ― заявил спикер. Словом, не парламент, а сборище ударников-стахановцев.

Не отстает от председателя ВР и его заместитель. Интересно проследить, как менялась позиция первой в истории украинского парламентаризма женщины — вице-спикера О. Сыроед. «Мы сделали первый шаг для создания в Украине настоящего парламентаризма. В коалиционное соглашение заложены новые «правила игры», по которым закрытость и «кулуарщину» заменят прозрачность и открытость», — убеждала общественность в ноябре 2014-го представитель «Самопомощи» О. Сыроед. А уже через месяц, после того как в нарушение всех норм регламента ВР и даже Конституции (журналисты зафиксировали случаи неперсонального голосования) был принят антинародный бюджет, вице-спикер заговорила иначе: «Я должна сказать, что «гвалтування» (именно так назвали соратники по коалиции методы работы с депутатским корпусом во время приснопамятного голосования. — Авт.) не было. Наоборот, я должна сказать, что это было уникальное сотрудничество».

Особо потешило недавнее интервью госпожи Сыроед изданию «Новое время». Анализируя этапы развития украинского парламентаризма, вице-спикер сетует, что «Верховная Рада пережила очень тяжелую эпоху унижения», и сравнивает нынешний украинский парламент с человеком, «пережившим тяжелое насилие и только приходящим в себя». Сильными и самостоятельными, по ее мнению, были II и III созывы ВР. Но в 2000 году, как утверждает Сыроед, парламентаризм начал хромать, потому что — цитирую — «Виктор Медведчук провел выездное заседание Верховной Рады», в результате чего «фактически произошел парламентский переворот».

На подобные заявления могу ответить словами Бенедикта Спинозы: «Ignorantia non est argumentum. Невежество — не аргумент». Политику, который вознамерился строить в Украине «настоящий парламентаризм», не мешало бы изучить суть вопроса и историю становления парламентаризма, а не повторять зазубренные до автоматизма байки.

Действительно, 2000 год оказался переломным. 15 января президент Украины Леонид Кучма подписал указ о проведении всеукраинского референдума, на который выносились четыре вопроса: о сокращении численности депутатов, создании двухпалатного парламента, предоставлении главе государства права распускать парламент и об отмене депутатской неприкосновенности. Это вызвало недовольство левых сил в Верховной Раде. После длительного противостояния между пропрезидентскими силами и левой оппозицией впервые (хочу подчеркнуть, впервые) в Украине было создано реальное, легитимное и действенное парламентское большинство. Однако оппозиция блокировала работу ВР. Чтобы возобновить работу, было принято решение проводить заседания в Украинском доме. Впоследствии оппозиционные силы обратились в Конституционный суд с просьбой признать все решения, принятые в Украинском доме, неконституционными. Однако 27 июня 2000 года Конституционный Суд прекратил производство по данному спору, установив, что в указанных действиях не было нарушения норм Конституции Украины.

Закономерный вопрос: что же так возмутило оппозиционные силы? Приведу только одну цитату. 21 января (как раз в этот день парламентское большинство проводило вынужденное выездное заседание в Украинском доме, а оппозиционеры заседали в стенах ВР) заместитель председателя Комитета ВР по вопросам науки и образования Сергей Дорогунцов жестко раскритиковал инициативу провластных сил ввести обязательное поименное голосование: «Они хотят, чтобы мы выбирали председателя Верховной Рады открытым поименным голосованием. Это же конец любой демократии. Что такое открытое голосование? Тайное голосование — это фундаментальная основа демократии».

Косность, заскорузлость старой системы стала очевидной. Думаю, это понятно каждому. В таких условиях не могло быть и речи о формировании нового парламента. Необходимо было менять систему, вводить новые стандарты. Что и было сделано. Именно поэтому (и данный факт признает сама Сыроед) II и III созывы ВР стали самыми сильными.

Следующим этапом на пути становления развитого парламентаризма в Украине стало принятие в 2004 году конституционной реформы (думаю, госпожа Сыроед должна знать, что я являюсь ее автором). Конституционная реформа предполагала, что Украина станет парламентско-президентской республикой. Также могу напомнить госпоже Сыроед, что конституционную реформу в свое время не поддержали именно «оранжевые» силы, те самые политики, которые в 2014-м кричали на Майдане, что Украина должна вернуться к парламентско-президентской форме правления.

Как раз с приходом к власти «оранжевых» (предшественников сегодняшних сыроедов, гройсманов и пр.), так называемых демократических сил в украинском парламенте и началась вакханалия. Политические кризисы один за другим раскалывали не только орган законодательной власти, но и всю страну. Переизбирать (как сегодня модно говорить, «перезагружать») парламент приходилось едва ли не ежегодно. Однако каждый последующий созыв оказывался откровенно слабее предыдущего. И это касается не только депутатов, но и, в первую очередь, руководства парламента.

Смешно, когда оценку пытаются давать люди, которые совершенно не разбираются в сути вопроса. То, что Сыроед называет «парламентским переворотом», было спасением Рады III созыва, единственным выходом из кризиса, чрезвычайно ценным для украинского парламента опытом работы эффективного большинства. А вот насилие над ВР — это уже веяние нового времени. И если судить по количеству антидемократических законов, принятых в нарушение всех норм регламента ВР, то «перезагруженный» парламент VIII созыва может составить конкуренцию даже парламенту времен диктатора Януковича.

Виктор Медведчук

2004-й и 2014-й: сравнивая результаты, подсчитывая убытки

Украинский премьер снова пафосно рапортует о всеобъемлющих и амбициозных реформах. На этот раз ― в Брюсселе, отчитываясь перед европейцами, после встречи с президентом Европейского Совета Дональдом Туском. «Мы сделали за год то, что не делалось в течение последних 20 лет», ― заявил Арсений Яценюк.

Действительно, за все годы независимости Украины не найти примеров такой циничной и откровенно преступной по отношению к своему народу политики. Вот только ни у одного здравомыслящего человека не повернется язык назвать это реформами.

Реальные реформы закончились еще в 2004 году, после прихода к власти команды Виктора Ющенко. Это стало поворотным моментом в истории нашего государства. Команде «любих друзів» хватило года, чтобы обвалить одну из самых стабильных, самых перспективных экономик на постсоветском пространстве. В 2004-м темпы роста ВВП составляли 12,4%, в 2005-м ― 2,6% (падение почти в пять раз!). Однако запаса прочности (мощностей и потенциала производства) хватило еще на 10 лет. Все это время украинская экономика выдерживала и безграмотных реформаторов «оранжевой эпохи», и так называемых профессионалов «бело-голубой». Но евроинтеграционных реформ молодой поросли еврореформаторов уже не выдержала. Можно долго говорить об ошибках, просчетах и даже преступлениях «правительства камикадзе», но в данном случае цифры куда красноречивее самых ярких эпитетов и метафор. Поэтому приведу только данные статистики. А выводы делайте сами. Они, как говорится, на поверхности.

Инфляция

По итогам 2014 года инфляция в Украине составила 24,9%, а уже в первые месяцы 2015-го она ускорилась до 34,5% в годовом измерении.

По результатам 2003 года этот показатель составил 8,2%, а 2004-го едва превысил 12%. Для сравнения: еще в 1993 году, во времена президентства Леонида Кравчука, годовая инфляция превышала 10200%!

Промпроизводство

В 2014-м украинское промышленное производство продемонстрировало спад на 10,7%. Причем негативная тенденция усиливается с каждым месяцем ― в феврале текущего года этот показатель составил уже 22,5%.

Итоги 2003 года были совсем иными: промышленное производство выросло на 15,8%, а в 2004-м — на 12,5%.

Инвестиции

Несмотря на обещанный «инвестиционный рай» после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, инвесторы бегут из Украины: в 2014 году объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) снизился на 19,5%.

Для сравнения: ПИИ в Украину в 2003-м выросли на 21,7%, в 2004-м на 23%.

ВВП

Внутренний валовой продукт Украины в 2014 году снизился на 6,8%. А по итогам 2004-го прирост ВВП составил, повторюсь, 12,4%. Это был самый высокий показатель роста нашей экономики за все годы независимости Украины.

Заработная плата

Реальная заработная плата в Украине по итогам 2014 года уменьшилась на 6,5%. В январе 2015-го этот показатель упал еще на 16,7%.

Для сравнения: реальная зарплата в 2003 году выросла на 15,2%, а в 2004-м — на 23,8%.

Государственный долг

По итогам 2014 года государственный долг Украины достиг уже 71,5% ВВП. И продолжает стремительно расти. Согласно прогнозам МВФ, к концу 2015-го госдолг достигнет 94% ВВП (другими словами, наша страна станет одним из крупнейших должников среди развивающихся стран).

Опять-таки для сравнения: в не таком уж и далеком 2003 году госдолг составлял 29,4% к ВВП, в 2004-м — 24,7%.

Обвал экономики, остановка промпроизводства, крах финансовой системы, беспрецедентное обесценивание гривни, обнищание народа… Таковы результаты работы безответственной и некомпетентной команды, пришедшей к власти. И это называется реформами?! Думается, Арсений Петрович несколько неправильно выразился, произнеся уже ставшую крылатой фразу: «Мы сделали за год то, что не делалось в течение последних 20 лет». Куда более соответствует действительности следующее утверждение: «Все то, что сделала команда Яценюка за последний год, отбросило Украину на 20 лет назад».

Виктор Медведчук

Европейский выбор Украины: две стороны медали

Визит в Украину генерального секретаря Совета Европы Турбьерна Ягланда наглядно продемонстрировал, что «медовый месяц» во взаимоотношениях нынешней украинской власти и европейских институций миновал и происходящее в нашей стране вызывает все большее беспокойство у представителей СЕ, ответственных за гуманитарную ситуацию и обеспечение верховенства права.

Турбьерн Ягланд был достаточно категоричен и четко выделил основные месседжи. Во-первых, нельзя оправдывать нарушение прав человека в Украине и сворачивание демократических процессов боевыми действиями в стране. «Если у вашего государства действительно есть намерения и основания для временного ограничения действия некоторых статей Европейской конвенции по правам человека, то вы должны были бы сообщить об этом мне, генеральному секретарю СЕ. Вы могли бы дать разъяснение: какие статьи конвенции ограничиваются, по каким причинам это необходимо сделать, на какой период… И подчеркиваю еще раз: ограничения нельзя вводить «просто так», должны быть основания. Вы не можете просто сказать: права человека в Украине больше не существуют, потому что у нас война. И в то же время я считаю, что украинское общество продемонстрировало бы свою силу, если бы сказало: да, у нас конфликт, но соблюдение базовых европейских прав и стандартов в этот период становится еще более важным», ― подчеркнул он.

Во-вторых, Ягланд признал известные заслуги предыдущей власти в проведении правовых реформ, в частности в принятии нового УПК. В-третьих, высказался против нарушения принципа верховенства права, которое возможно в Украине в случае люстрации судейского корпуса.

В-четвертых, выступил против исключения России из состава Совета Европы. В-пятых, признал, что в украинском обществе нарастает недовольство. И связано это с разочарованием в том, как в стране проводятся преобразования. В-шестых, подчеркнул, что конституционные изменения должны не только обеспечить изменения в отношении правосудия, но и утвердить в Украине децентрализацию. В-седьмых, призвал покончить с «жестоким обращением и безнаказанностью в тюрьмах и в милиции».

И хотя звучала не только критика в отношении украинских властей, уже не вызывает сомнений: в Европе наконец-то заметили, что в течение последнего года в Украине наблюдается, мягко говоря, регресс в сфере соблюдения демократических стандартов и прав человека, а вооруженный конфликт служит оправданием такого положения дел. Украинские власти, хоть и уверяют в обратном, препятствуют конституционной реформе в направлении децентрализации, по-прежнему налицо и злоупотребления в правоохранительной и пенитенциарной системе.

Генсек Совета Европы говорил о неприемлемости такой политики Киева. И это, безусловно, шаг вперед, свидетельство того, что в Европе уже начинают осознавать реальное положение дел в Украине. Но задумываются ли в Европе о роли и ответственности Запада в целом и европейских стран в частности за тяжелейший кризис, переживаемый сейчас нашей страной? Ведь именно Европа поставила Украину перед необходимостью выбирать безальтернативный вектор внешнеэкономической интеграции.

Трудно недооценить влияние европейских государств и их политических стандартов на ход мировых событий, но это влияние никогда не было однозначным. С одной стороны, Европа и европейские ценности ― это сложившиеся традиции парламентаризма, либеральной и социальной демократии; верховенство права; сильная судебная система; гуманистическая идеология, воплощением которой стала, в частности, Европейская конвенция о защите прав человека и осноположных свобод. С другой ― экспансия с целью захвата рынков (как тут не вспомнить навязанное Украине Соглашение о ЗСТ с Европейским Союзом); борьба за территориальный передел мира и навязывание своего господства в эпоху колониальных захватов и своих стандартов в наше время; длительные религиозные войны, распри и конфессиональная нетерпимость; тенденции этнического национализма.

К сожалению, в Украине видели лишь одну сторону медали и полагали, что стремление в Европу гарантирует такие европейские ценности, как уважение прав человека, формирование стабильной демократии и становление независимого суда. Но есть и другая сторона ― та, о которой забыли. В итоге насильственный разрыв веками складывавшихся связей, неоправданное изменение вектора интеграции привели Украину к гражданскому конфликту, а затем и вооруженному противостоянию, лишь усилив и без того значительные политические, идеологические, региональные и религиозные разногласия, характерные для нашей страны. Задумываются ли европейские руководители о том, какую роль сыграл в этом Запад? Хотя бы те из них, кто отвечает за соблюдение прав человека и укрепление демократии…  

Виктор Медведчук

Прозападная украинская власть разочаровала Запад

Запад разочарован Украиной. Если быть более точным — украинскими политическими элитами. Надежды, возлагаемые лидерами европейских стран на то, что новая украинская власть проведет реформы, объявит войну коррупции, установит демократические стандарты, не оправдались.

Амбиций проевропейски настроенных украинских политиков хватило лишь на пафосные обещания радикальных реформ, якобы гарантирующих вступление в Евросоюз. Единственным обещанием, которое выполнили «майданные лидеры», стало проведение люстрации, да и то в таком искаженном и далеком от европейских стандартов виде, что это возмутило даже Венецианскую комиссию. Ни в деле реформирования экономики, ни в борьбе с коррупцией, ни в стабилизации политической обстановки в стране Киев успехов не добился, чем разочаровал западных лидеров, с таким энтузиазмом поддерживавших евроинтеграцию Украины.

Одним из первых сомнение в стремлении постмайданной команды провести преобразования в стране выразил премьер-министр Словакии Роберт Фицо. Еще осенью 2014-го он заявил: «У меня такое ощущение, что Украина ждет решения своих проблем от всех, но только не от себя». Это был первый звоночек для Киева: Запад начинает уставать от украинских проблем и финансовых притязаний украинских «реформаторов».

В начале 2015 года недовольство реформаторской деятельностью Киева выразил и Вашингтон. Наставник и покровитель «майданных лидеров», посол США в Украине Джеффри Пайетт вынужден был признать: новая власть лишь на словах отличается от своих предшественников и только «мобилизованное гражданское общество» не позволяет ей вести дела так, как это было раньше. Аналогичную оценку результатов работы команды «камикадзе» дал и управляющий директор ЕБРР в странах Восточной Европы и Кавказа Франсис Малиж: «Я вижу гораздо больше разговоров о необходимости реформ, чем самих реформ».

Затянувшийся конфликт на Донбассе, на который Киев списывает все свои провалы, ошибки и неудачи, на Западе не считают препятствием для осуществления обещанных на Майдане реформ. «Несмотря на колоссальные проблемы, с которыми сталкивается Украина, эта страна должна последовательно выполнять анонсированные внутренние реформы», — заявил госсекретарь МИД Финляндии Петер Штенлунд на сессии Совета ООН по правам человека в Женеве.

И вот новое заявление: о разочаровании деятельностью, а скорее бездействием Киева заговорили в Варшаве, которая долгие годы являлась главным лоббистом и евроадвокатом Украины. «К сожалению, элиты разочаровали. Год назад казалось, что Украина на пути, чтобы стать стабильной предсказуемой демократией с нашей системой ценностей», — заявил вице-премьер Польши Януш Пехочиньский в интервью агентству Reuters.

Для Киева это не просто тревожный, а очень тревожный сигнал. Если даже давние друзья и соратники из «европейской семьи» разочарованы проевропейской украинской властью, то что тогда говорить об украинских гражданах, которые на собственном опыте убедились в том, что «власть камикадзе» мало чем отличается от «злочинної влади».

Виктор Медведчук

Кто ответит за обвал национальной валюты и разрушение экономики?

Украину лихорадит. Валютный ажиотаж, продуктовая паника, бензиновый бум. Шутка ли сказать, за год евроинтеграционных «реформ» национальная валюта обесценилась почти в 4 (!) раза.  «Многокурсовость», введенная Национальным банком, возрождение черного рынка, валютные спекуляции ― все это привело к поистине историческому обвалу гривни ― на черном рынке до 40 грн/$ (сегодня уже мало кто помнит, что в 1996 году, когда гривня только была введена в оборот, ее курс составлял 1,8 грн/$). Долгое время национальной валюте удавалось сохранять позиции, однако это не устраивало международных ростовщиков. Напомню: еще при правительстве Азарова одним из требований МВФ для выделения кредита был гибкий курс национальной валюты (кредиторы требовали отпустить его до 12 грн/$). Стоит ли удивляться, что после прихода к власти прозападно настроенных политиков гривня обвалилась до нужной отметки. Однако это оказалось только началом.

Нацбанк сохранял спокойствие и призывал украинцев не поддаваться панике, обещая немедленно принять меры и стабилизировать курс. Однако вмешательство регулятора только ухудшало ситуацию. Хаотичные действия Нацбанка — тут можно вспомнить и требование к экспортерам продавать всю валютную выручку, и ограничения на снятие валютных депозитов и на продажу валюты населению, и запрет выплаты денежных переводов в инвалюте, и эксперименты с интервенциями ― приводили лишь к очередным скачкам курса.

Эксперименты регулятора с гривней обрушили курс национальной валюты сначала до 12−14 грн/$ (тогда-то и прозвучало эпохальное заявление премьера, что такого курса экономика не выдержит). Затем гривня стала преодолевать один психологический барьер за другим ― 20, 25, 35, 40 грн/$. «Апогеем апофеоза» стало решение НБУ на три дня запретить банкам покупать доллары по поручению клиентов. После этого спасать национальную валюту бросились единым фронтом премьер, министр финансов, глава НБУ и даже президент.

Однако украинцы уже перестали верить власти. Массовый продуктовый ажиотаж охватил Украину: люди, ожидая нового скачка цен, сметали с полок все. Некоторым магазинам пришлось даже ввести ограничения на продажу социально значимых продуктов. Например, в ряде супермаркетов теперь отпускают не более 2 бутылок подсолнечного масла, 2 кг гречки, 5 кг муки или сахара в одни руки. Но подобные ограничения лишь усилили панику, а невмешательство государства стало свидетельством того, что ситуация выходит из-под контроля властей.

Мнения о том, кто виноват в сложившейся катастрофической ситуации, расходятся. Одни финансисты и эксперты давно призывают уволить главного банкира страны, другие ― возлагают ответственность на премьера и финансовый блок Кабмина. Нашлись и те, кто винит в обвале гривни Запад, дескать, его поддержка была явно недостаточной. Но очевидно, что первопричиной катастрофы стал неверно выбранный внешнеэкономический и политический курс, и действия псевдореформаторов, которые обещали народу благополучное европейское будущее, а в итоге привели страну к экономическому коллапсу. Именно они в ответе за то, что в результате таких «реформ» украинцы оказались на грани нищеты.