Tags: референдум

ЕС вновь показал Украине, что у нее нет перспектив членства в Союзе

Украинские власти продолжают рассказывать гражданам своей страны сказки о скором вступлении в ЕС. Даже несмотря на то, что еврочиновниками различного ранга уже десятки раз было заявлено: таких перспектив нет и в обозримом будущем не предвидится.

И вот очередной «намек». Еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан в интервью Reuters заявил: «Мы установили 2025 год как ориентировочную дату для Сербии и Черногории, что не только реалистично, но и очень амбициозно».

Он также отметил, что Евросоюз начинает прилагать дипломатические усилия, чтобы ускорить присоединение 6 государств Западных Балкан к ЕС. «Настало время, чтобы завершить работу 1989 года», ― сказал Йоханнес Хан, имея в виду расширение ЕС на восток после падения Берлинской стены.

Украина, как, может быть, известно даже представителям украинской власти, к странам Западных Балкан не относится. Следовательно, перспективы ее членства в объединении и после 2025 года останутся эфемерными.

А планы дальнейшего расширения Евросоюза действительно амбициозны, но не совсем реалистичны в ситуации, когда в ЕС усиливаются центробежные тенденции и растет влияние евроскептиков. О реальном положении дел в объединении свидетельствует тот факт, что глава Европейского совета Дональд Туск заговорил о вероятности проведения референдума относительно выхода Польши из ЕС.

По словам Туска, такая мера возможна в случае, если Польша перестанет получать финансирование от Евросоюза. А после того мощного удара по финансам ЕС, которым стал выход Великобритании из объединения, это вполне вероятно. Крайнее беспокойство выражают и в странах Балтии, ведь в случае лишения финансовой подпитки из Евросоюза их экономика попросту рухнет. Сейчас актуален вопрос о том, как сохранить ЕС, а не о его расширении.

Ну а нашим власть имущим пора бы уже прекратить морочить украинцам голову «безальтернативным европейским выбором».

Начало избирательного цикла в ЕС

Выборы, состоявшиеся в Нидерландах, ознаменовали начало активной фазы избирательного цикла в странах Европейского союза. Череда выборов в 2017-м, как лакмусовая бумага, определит будущее европейского объединения, вероятно, лишь укрепив позиции евроскептиков и подтвердив устойчивость центробежных тенденций.

15 марта избирали Генеральные штаты ― нижнюю палату парламента Королевства Нидерландов, имеющую право законодательной инициативы. Основной интригой было соперничество правящей правоцентристской «Народной партии за свободу и демократию» премьер-министра Марка Рютте и крайне правой евроскептической «Партии свободы» Герта Вилдерса. Избирательный процесс проходил на фоне обострения национального вопроса и внешнеполитического конфликта с Анкарой, что умело использовали в ходе агитации как премьер Рютте и правящая партия, так и национал-консерваторы Вилдерса.

Выборы показали: правящей партии правоцентристов всё тяжелей справляться с Вилдерсом, о чем свидетельствует сокращение мест политсилы Рютте в парламенте. В свою очередь лейбористы, партнеры премьера Рютте по правящей коалиции, были просто раздавлены результатами народного волеизъявления.

Еще свежи в памяти воспоминания о прошлогоднем референдуме и о малограмотных агитаторах из Украины, и это тоже сыграло немалую роль. Так, «Христианско-демократический призыв» усилил свои позиции благодаря четкой установке по поддержке голландского народовластия и призыву голосовать против ратификации Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Евроскептики из небольшой партии «Форум за демократию» вследствие того же «антиукраинского» референдума легко смогли получить свой процент мест в парламенте.

В Нидерландах среди избирателей возросла поддержка риторики Вилдерса, и это вынудило правящую партию премьера «сдвигаться вправо». Евроскептицизм набирает силу в Европе, и выборы в Голландии, несмотря на победу правящей партии, это лишь подтверждают: Рютте выиграл, но во многом благодаря тому, что перенял часть подходов евроскептиков. К тому же партия Вилдерса заняла второе место. Иными словами, выборы показали: риторика старого истеблишмента начинает «праветь», иначе удержать свои позиции ему очень сложно. А это, в свою очередь, говорит об усилении скептических настроений у жителей ЕС.

Значительно укрепившиеся позиции голландских евроскептиков и нынешнее соперничество за первое место между правоцентристами и крайне правыми Вилдерса свидетельствуют об идеологическом кризисе левого либерализма. А ведь на этой идеологии «выросли» структуры ЕС. Что это, как не свидетельство дисфункции системы, выстроенной наднациональными структурами в Брюсселе?

Не вызывает сомнений, что результаты парламентских выборов в Нидерландах отразятся и на ходе нынешней президентской кампании во Франции, и на грядущих выборах в бундестаг ФРГ.

Нашим доморощенным еврооптимистам стоит учесть, что вне зависимости от «политического окраса» подавляющее большинство граждан Нидерландов отдает свои голоса за партии, не желающие (в меньшей или большей степени) жертвовать собственным суверенитетом во внутренней и внешней политике в угоду брюссельской бюрократии, и что отношение значительной части электората победивших политических сил к евроинтеграционным устремлениям украинских властей и вовсе стабильно негативное.

В ЕС все страны равны. Но есть те, которые равнее

Стремясь сохранить Великобританию в составе ЕС, 19 февраля в Брюсселе вынуждены были согласиться практически со всеми ее требованиями.

Фактически признан особый статус Великобритании, делающий необязательным выполнение ею ряда ключевых норм объединения якобы равноправных стран. Национальный парламент сможет блокировать законодательные акты Евросоюза. Признано, что все решения ЕС о необходимости усиления интеграции в его рамках не относятся к Британии, то есть она не будет нести политическую ответственность за углубление евроинтеграции. Она не войдет в зону евро и, следовательно, сможет игнорировать любые решения, направленные на обеспечение стабильности курса европейской валюты. ЕС не сможет влиять на деятельность британских финансовых структур.

Кроме того, Лондон семь лет не будет платить пособия новым трудовым мигрантам из других стран ЕС, ранее получавшим их автоматически. Правда, Британия ставила вопрос о сроке не семь лет, а 13. Но понятно, что она вынудила Брюссель пойти на компромисс, отвечающий ее интересам.

Премьер-министр Соединенного Королевства Дэвид Кэмерон назначил дату проведения общенационального референдума (23 июня), заявив: «Я люблю не Брюссель, я люблю Британию. Я считаю, что Европа должна улучшиться во многих отношениях. И задача улучшения Европы не исчерпывается вчерашней сделкой. Мы никогда не присоединимся к евро, никогда не будем просить о финансовой помощи. Мы никогда не станем частью Шенгенской зоны, где нет границ, частью европейской армии или европейской супердержавы». При этом Кэмерон говорит, что является сторонником членства в ЕС.

Брюссель был вынужден пойти навстречу Великобритании. Это особенно показательно после того, как позиция ряда других стран, в частности Венгрии, направленная на защиту своих экономических и политических интересов, в ЕС не только игнорировалась, но и зачастую осуждалась. Польское правительство подверглось неприкрытому шантажу и давлению со стороны Брюсселя после ряда решений, направленных на повышение роли государства в проведении информационной политики. Так что в «равноправном» союзе есть страны разного сорта.

Безусловно, заключенное соглашение об особом статусе повышает вероятность того, что на референдуме большинство британцев решат остаться в составе ЕС. Но пока мощное сопротивление сохранению страны в составе Евросоюза в каком бы то ни было формате существует не только в оппозиции, но и в правящей партии, даже в правительстве. Весьма показательно, что министр юстиции Великобритании Майкл Гоув, а также пятеро других министров выразили несогласие с позицией премьера по поводу соглашения с ЕС. Поддерживает решение о выходе из Евросоюза и пользующийся поддержкой граждан мэр Лондона Борис Джонсон.

Власть Украины столь очевидную тенденцию к дезинтеграции ЕС, естественно, проигнорирует.

И этому не стоит удивляться: евроинтеграторы упорно игнорируют и то, что Украина стремительно движется к экономическому, социальному и политическому краху.
Виктор Медведчук

Реформы от евроинтеграторов: землю превратить в товар

Во властных кабинетах снова завели речь об отмене моратория на продажу земель сельхозназначения. В Администрации президента уже высказали предположение, что рынок земли могут открыть с 1 января 2016 года. Власти уверяют: это позволит привлечь инвесторов в Украину. Лукавят. Инвестиционная привлекательность зависит в первую очередь от политической, финансовой и экономической стабильности в стране, отсутствия административных барьеров, прозрачности действий власти. В государстве, в котором не проводятся реформы, зашкаливает уровень коррупции, экономика зарегулирована, а фискальный пресс растет после каждой новой налоговой инициативы правительства, заявления о благоприятном инвестиционном климате звучат как издевательство над здравым смыслом.

По сути, в Украине под видом создания условий для привлечения инвесторов пытаются распродать госимущество: в ходе беспрецедентной приватизации Кабмин планировал выставить на торги более чем 1200 предприятий. Правда, эту идею правительства пока не поддержала ВР. Но власть имущие не останавливаются: раз не получилось продать стратегически важные для страны предприятия, решено пустить с молотка землю — национальное богатство Украины. А это значит, что украинские черноземы могут оказаться в руках олигархов, финансово-промышленных групп и транснациональных корпораций (ТНК) с западным капиталом.

И это не конспирологические домыслы. Об этом сегодня в полный голос говорят… в Европе. «Конфликт в Украине использован для того, чтобы провести распродажу земельных угодий к выгоде больших концернов», — заявила Бриджит Бок-Луна, руководитель бюро депутата немецкого Бундестага Ниемы Мовассата. Кроме того, депутаты Бундестага Вольфганг Герке, Кристина Буххольц, Ниема Мовассат и другие выразили опасения по поводу того, что мировые гиганты по производству генно-модифицированных семян оказывают сильнейшее давление на Киев, пытаясь добиться свободной продажи земель в стране.

Если мораторий на продажу земли будет снят, украинцы утратят свое национальное богатство. Уже сегодня тысячи аграриев и фермеров, инвестирующих в землю, заявляют об угрозе банкротства и потери бизнеса. В случае открытия рынка земли отечественные сельхозпредприятия не смогут быстро выкупить арендуемые ими наделы, поскольку не имеют нужных средств. Зато спекулянты и иностранцы с легкостью вложат деньги в украинские черноземы, чтобы в дальнейшем перепродать их ТНК.

Позиция «Украинского выбора» общеизвестна: земля не может стать товаром и должна находиться в собственности народа. И если власть намерена поднять вопрос о продаже земель сельхозназначения, то должна сделать это демократическим путем — на всеукраинском референдуме путем народного волеизъявления. Чтобы исключить спекуляции на этой теме в будущем, мы будем добиваться принятия Закона «О всеукраинском и местных референдумах по народной инициативе» и ― на его основе ― проведения референдума по земельному вопросу. И только после того, как граждане страны выскажут свою позицию, власти получат право принимать те или иные решения относительно будущего рынка земли.

Виктор Медведчук

Резолюция ПАСЕ оторвана от украинских реалий

На сайте Парламентской ассамблеи Совета Европы был опубликован проект резолюции по Украине под заголовком «Последние события в Украине: угрозы для демократических институтов». Зная позицию ЕС по Украине, можно не сомневаться в принятии документа, подготовленного содокладчицами мониторингового комитета ПАСЕ  Мариэттой де Пурбе-Лундин (Швеция) и Майлис Репс (Эстония).

В п. 9 проекта указывается: «Ассамблея решительно осуждает любую идею федерализации Украины, поскольку это может значительно ослабить единство и стабильность страны». А в п. 93 проекта говорится, что децентрализация поможет укрепить Украину, но «такая стратегия децентрализации должна основываться на принципах сильного унитарного государства», а вот федерализации следует избегать, поскольку «она, наоборот, ослабит единство страны».

К сожалению, в подобных документах, как правило, не приводится развернутой аргументации позиции. Между тем хотелось бы у его авторов узнать, почему Германия, Австрия, Бельгия, Швейцария могут быть федерациями, а Украине, принимая во внимание исторические и культурные различия между регионами, которые признаются и в самом проекте резолюции, быть федерацией нельзя? Это ослабит единство страны? Но тогда почему до сих пор не распались, к примеру, США или Германия? Отрицать возможность существования федеральной Украины, потому что некоторые ее субъекты могут тут же «попроситься» в иное государство, как, вероятно, думают авторы документа, — это неадекватная и откровенно слабая позиция, отражающая непонимание украинской ситуации. Желание куда-то «уйти» возникает в регионах только в том случае, если люди, в них проживающие, лишены возможности влиять на принимаемые властью ключевые решения, а центральная власть, в свою очередь, проводит политику, игнорирующую культурное разнообразие страны. Если предоставить людям возможность самим выбирать власть на местах, если на конституциональном уровне закрепить гарантии того, что центральная власть не будет навязывать регионам, к примеру, языковую политику, если, наконец, государственная власть будет обязана принимать ключевые для жизни страны решения (например, о вступлении в ЕС) на общенациональных референдумах, то в этом случае никакого раскола страны и не произойдет. Об этом свидетельствует опыт многих европейских стран.

Конечно, можно сослаться на то, что в проекте резолюции ПАСЕ указывается на необходимость децентрализации, но ведь там одновременно с этим указывается, что она должна сочетаться с сильным унитарным государством. Однако сильное унитарное государство возможно только при единообразии страны, чего, так исторически сложилось, нет в Украине. В нашей ситуации нужно идти или по пути децентрализации и установления федерации, или путем установления жесткого унитарного государства, что, учитывая украинскую специфику, грозит развалом страны.

Резолюция ПАСЕ — это документ, оторванный от украинских реалий и поэтому ее принятие не будет способствовать решению украинского кризиса. Искренне жаль, что таким образом снова упускается возможность помощи Украине.

Виктор Медведчук

Референдум — высшая форма волеизъявления народа

1 декабря 1991 года — судьбоносная дата в истории нашего государства. 22 года назад состоялся референдум по вопросу провозглашения независимости, определивший дальнейшую судьбу Украины: на карте мира появилась молодая суверенная, независимая держава.

Референдум позволил украинцам выразить свою волю и поверить в собственные силы, в принципы и идеи прямой демократии, реального народовластия. Это был период подъема национального сознания, самоидентификации, время идеализма и веры в счастливое будущее. Казалось, все только начинается, и отныне мы станем вершителями собственных судеб, построим сильное, процветающее, самостоятельное государство, где будет господствовать народ, а не номенклатурная верхушка. С тех пор выросло новое поколение украинцев, но народ за все эти годы так и не стал полноправным хозяином в стране.

Референдум 1991 года стал первым в истории независимой Украины и, к сожалению, последним. Апрельский референдум 2000 года, на котором граждане поддержали все вынесенные на голосование предложения по устройству высшей государственной власти, по сути, до сих пор не завершен! Народные депутаты нескольких созывов в течение 13 лет держат под сукном решение об имплементации его результатов.

В последующие годы власть имущие так и не предоставили украинцам возможность высказать свое мнение — ни в 2006 году, когда встал вопрос относительно членства в НАТО и участия в Едином экономическом пространстве совместно с Российской Федерацией, Республикой Казахстан и Республикой Беларусь (за проведение референдума тогда было собрано 4431673 подписи, их количество и правомерность сбора подтверждены протоколом ЦИК от 29.12.2006 года), ни в 2013-м.

Сегодня власть продолжает борьбу с народовластием. Деятельность инициативных групп по проведению референдума блокируется под различными предлогами, хотя граждане требуют рассмотреть стратегический сверхважный для будущего страны вопрос.

Наша задача — в корне изменить ситуацию. «Украинский выбор» разработал проекты изменений в Конституцию Украины и Закон «О всеукраинском и местных референдумах по народной инициативе», которые позволят реализовать право народа на непосредственное управление страной. Мы убеждены, что принимать решения должны не чиновники и политики, а народ на всеукраинском референдуме. Именно отсутствие решения народа о выборе вектора внешнеэкономической интеграции позволяет политикам всех мастей манипулировать общественным мнением и использовать власть в собственных корыстных целях, вопреки здравому смыслу и экономическим интересам общества.

Первое декабря навсегда останется в украинской истории, но пока лишь как напоминание о нереализованных возможностях прямой демократии и праве граждан решать судьбу своей страны.

«Украинский выбор» обязательно добьется того, чтобы референдум как форма волеизъявления по наиболее значимым государственным вопросам, а также беспрекословное выполнение воли народа стали неотъемлемыми условиями жизнедеятельности государства.

Власть должна принадлежать народу. Это — основополагающий принцип демократии и залог становления Украины как свободной, успешной, конкурентоспособной и процветающей державы.

Виктор Медведчук

Чтобы определить геополитический курс страны – референдум нужен сейчас

30 августа в интервью ведущим украинским телеканалам президент Виктор Янукович сказал, что выбирать между ЕС и ТС придется на референдуме: «Когда он будет, этот референдум, мы с вами не знаем. Когда будет принято решение о вступлении в Европейский Союз или в Таможенный союз — и тогда в любом случае нам не обойтись без референдума».

Что ж, референдум — это правильно. Однако чтобы реально определить геополитический курс страны, он нужен именно сейчас.

Ведь в Европейский Союз Украину никто не зовет. Как показывают соцопросы, большинство жителей стран-членов ЕС против расширения, а в странах, которые определяют политику Евросоюза, — Франции и Германии — их вообще подавляющее большинство.

Сейчас же речь идет никак не о вступлении в Европейский Союз, а о выборе между двумя векторами — западным и восточным. Один — это ассоциация с ЕС с углубленной зоной свободной торговли. Другой — это Таможенный союз, в котором участвуют Россия, Белоруссия и Казахстан.

И на самом деле, если когда-то и возникнет возможность вступления в ЕС и будет проведен референдум, на котором народ выберет Таможенный союз, тогда придётся расторгать Соглашение об ассоциации, которое собираются подписать сейчас. Ибо это Соглашение и договор с ТС несовместимы.  

Мартовский соцопрос, проведенный в этом году КМИС и фондом «Демократические инициативы», показывает, что 61,6% украинцев хотят принимать решение о выборе интеграционного вектора страны на всеукраинском референдуме. Право принимать такое решение власти доверяют всего 23,5% граждан.

Не проще ли в таком случае провести референдум до, а не после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС?

Думается, ответ очевиден — конечно, проводить референдум нужно до ноября-2013. Но власть народного волеизъявления не желает и хочет втихую привязать Украину к Евросоюзу ассоциацией, которая вынудит нашу страну выполнять обязанности членов ЕС, не получив взамен прав членов Евросоюза. Поэтому решать, куда идти Украине, должен на референдуме народ, а  не Президент и Верховная Рада.

Виктор Медведчук

Швейцарская конфедерация – пример достойный подражания

1 августа исполняется 722 года с дня основания Швейцарской конфедерации, уникального государства, чей опыт особо актуален для нынешней Украины.

Во-первых, это гармоничное сосуществование разных этнических групп и языков в рамках федерального государства.

Это едва ли не единственное многонациональное государство межнациональных трений. А  ведь свыше 99% коренных жителей страны исконно говорят на языках трех великих народов (немецком, французском и итальянском). Но там нет и не было заметных политических сил, которые хотели бы присоединиться кто к Германии, кто к Франции, кто к Италии.

Хотя поводы для сепаратизма можно было бы легко найти. Взять, например, хотя бы единственный италоязычный кантон Тессин. Он раньше принадлежал миланским герцогам и был завоеван швейцарцами в 15-м веке. При этом до начала 19 столетия не был полноправным кантоном, а являлся, говоря современным языком, территорией союзного подчинения. Но не было и нет у его жителей колониальных или постколониальных комплексов, не чувствовали они себя отрезанной веткой большого итальянского дерева и не рвались соединяться со страной родного языка.

Италоязычный кантон один, а немецкоязычных – две трети, и почти две трети жителей Швейцарии говорят на немецком. То есть немецкоязычных в стране примерно такой же процент, как поляков в Польше между двумя мировыми войнами.

Теоретически, с такими пропорциями населения очень легко было бы дойти до искушения онемечить всех остальных, тем более что кантоны-основатели страны сплошь германоязычные. Но нет – такого не наблюдалось и не наблюдается.

Кстати, федеральная организация Швейцарии представляет  особый интерес. Если бы число федеральных единиц соответствовало числу языковых групп, то это порождало бы конфликты и сепаратизм. Как, например,  имеет место в Бельгии, которая испытывает те же проблемы, что и СССР в последние годы своего существования. Но Швейцария устроена иначе. Её германоязычные и франкоязычные территории разделены на большое число кантонов, которые не имеют желания сливаться воедино в германскую и французскую Швейцарию. Впрочем, швейцарский федерализм – это тема не то что для большой статьи, а для отдельной книги.

Еще одна особенность Швейцарии – уникальное привлечение населения к решению государственных  дел.  Ежегодно швейцарцы решают важнейшие вопросы жизни страны на референдуме. Такая практика установилась с 1848 года и с того времени в стране прошло более 550 референдумов.

Только в нынешнем году должно пройти три референдума по восьми вопросам. Два из них уже состоялись. В частности, швейцарцы высказались за ограничение бонусов для высшего менеджмента компаний и против прямых выборов Федерального совета (правительства страны). На сентябрь запланирован референдум по трем вопросам, в частности, об отмене обязательного призыва на военную службу.

Отмечу также, что Швейцария занимает одно из первых мест в мире по ВВП на душу населения и по уровню  человеческого развития. И все это достигнуто швейцарцами самостоятельно, ибо страна не входит в Европейский Союз. В марте 2001 более трех четвертей участников референдума высказались против начала переговоров о вступлении в ЕС.

Виктор Медведчук

Меморандум с ТС опубликован, а когда опубликуют договор о ЗСТ с ЕС?

Основная тема последнего времени – Меморандум о сотрудничестве с Таможенным Союзом. Я свое мнение уже высказал. Шум вокруг соглашения утихнет, я уверен, не скоро. Позволю себе дать несколько комментариев на наиболее актуальные заявления политиков по этому поводу.

Представители правительства и председатель  Верховной Рады говорят, что соглашение не нуждается в утверждении парламентом. Уже это наглядно показывает, что оппозиция зря беспокоится – отношение к меморандуму, мягко говоря, несерьезное. Это еще раз показывает – речь идет только об имитации серьезной работы на евразийском направлении.

Оппозиция дружно выступила с требованием немедленно опубликовать текст соглашения. Правительство это требование выполнило, опубликовав Меморандум в субботу, сразу после его подписания.

Меня заботит другой вопрос – а почему та же оппозиция не возмущается тем, что текст Соглашения о ЗСТ с ЕС до сих пор не опубликован? Формально все вроде открыто – переговоры ведутся, будет Соглашение об ассоциации частью которого будет зона свободной торговли… А более конкретно? Хотелось бы понять реальные очертания переговорного процесса – какие группы товаров исключены из этой «всеохватывающей и углубленной ЗСТ», (что на самом деле, учитывая информацию, что в этом договоре для Украины около 370 изъятий и ограничений, звучит весьма цинично), сколько мы сможем продать в ЕС зерновых, сколько должны будем ввезти старых авто и т.п. Иными словами - что мы выиграем, а что проиграем. И каково соотношение выигрышей и проигрышей. Речь ведь идет не о ценностях и стандартах, а о рабочих местах и зарплатах. Будет людям что завтра есть, или нет. Власть об этом молчит, а оппозиция информации не требует – ей ведь чем хуже, тем лучше.

Арсений Петрович Яценюк предлагает внести изменения в закон об основах внутренней и внешней политики, которые бы запретили вхождение в какие-то надгосударственные объединения кроме ЕС.

Меня радует, что наши евроинтеграторы признали ЕС надгосударственным объединением. Они же объясняли нежелательность вступления в ТС именно тем, что членство в таких объединениях якобы противоречит Конституции.

Возникает два вопроса к Яценюку:

Во-первых, если членство в надгосударственных объединениях запрещено Конституцией, то зачем запрещать его дополнительно изменениями в закон?

Во-вторых, если членство в надгосударственных объединениях запрещено Конституцией, то почему запрет распространяется на Таможенный Союз, но не распространяется на Европейский?

Ответа на эти вопросы я не жду по очевидной причине – евроинтеграторы нагло лгут, просто у них не хватает аргументов. Что же касается персонально Арсения Петровича, то после того, как он с премьером и президентом, в свое время, по секрету от украинских граждан подписывал под диктовку американского сенатора прошение о приеме Украины в НАТО, он, на мой взгляд, вообще не имеет морального права рассуждать об открытости во внешней политике.

Я считаю, что органы власти в вопросе о направлении внешнеполитической интеграции продемонстрировали свою полную неспособность взвешенно что-то решать. Это напрямую относится и к парламенту, в котором процентное соотношение сторонников и противников евроинтеграции даже приблизительно не напоминает такое же в украинском обществе.

Поэтому вопрос должен решаться только и исключительно на всенародном референдуме, и он должен быть проведен до подписания договора об ассоциации и Зоне свободной торговли с Евросоюзом.

Виктор Медведчук

У народа спросим, но потом? Не опоздать бы…

Украинские политики продолжают искренне заблуждаться, что мир вертится исключительно вокруг них. Так, заместитель главы Партии регионов Сергей Тигипко на прошедшем 18 мая в Киеве митинге высказался за проведение всенародного референдума по интеграционному вектору Украины. «Наконец-то», - подумал я, - «здравый смысл начинает побеждать». Но, оказалось, что это надо делать не сейчас, а когда «придет время».

Не могу не приветствовать хотя бы и номинальную поддержку принципов прямой демократии со стороны представителей власти. Сама фраза, что надо «сделать свой выбор» - это уже прогресс.  Радует и то, что наши депутаты и политические функционеры уже понимают, что вопросы такого масштаба нельзя решать кулуарно, сообразуясь лишь с интересами политической элиты. Однако давайте начистоту: когда, по мнению власти «придет время», вопрос может оказаться уже совершенно неактуальным для наших внешнеполитических партнеров. Тем более, что вопрос «ассоциации с ЕС» и кабальное соглашение о ЗСТ по-прежнему остаются для них приоритетным.

Заявление представителя правящей партии произвело на меня двоякое впечатление. Ну совсем нет искренности. Либо во власти действительно верят в свою исключительность, либо просто лгут, либо ждут такого момента, когда референдум потеряет всякий смысл. А это произойдет довольно скоро – как только мы окажемся в торговой «зоне» с ЕС, Таможенный союз тут же вынесет нас за границы своего таможенного пространства, где мы сегодня имеем преференции. К тому же введет все положенные защитные меры.

С каждым месяцем ТС все больше отдаляется от Украины как по уровню экономического развития, так и по уровню своей внутренней экономической интеграции. Простой пример: уже идет замещение многих видов украинской продукции на рынках стран ТС.  Уже в 2015 году на базе ТС будет создан Евразийский экономический союз, присоединиться к которому в будущем будет намного сложнее, нежели решить этот вопрос сегодня.  Нас просто не смогут туда принять, как сегодня не принимают в Европейский Союз, в первую очередь, по многим экономическим и техническим параметрам.
Выход же простой: спросите у народа его мнение сегодня. Завтра может быть поздно…