Tags: реформы

Премьер Гройсман расхваливает программу «Доступные лекарства». Прав ли он?

Премьер Гройсман на все лады расхваливает правительственную программу «Доступные лекарства». По его словам, эта инициатива «в очередной раз доказывает правильность принятого решения — адресно помогать пациентам с сердечными заболеваниями, астмой и диабетом». «Снижение количества вызовов на неотложные состояния, уменьшение смертности из-за несвоевременного применения препарата — все это результат нашей заботы о людях, которые требуют усиленного внимания», — уверяет премьер.

И подчеркивает, что перечень доступных лекарств постоянно увеличивается. Минздрав в августе утвердил новый список препаратов. В обновленный реестр лекарств вошло 261 торговое название препарата. 59 препаратов пациенты смогут получать бесплатно.

Расширение перечня доступных лекарств — это, безусловно, замечательно. Но ведь важно не только составить перечень и расширять его, но и обеспечить наличие доступных лекарств в аптеках. А вот с этим как раз проблемы. В начале года это признавали в самом Минздраве. В январе там заявили: со всей Украины поступают сообщения, что люди не могут получить препараты по программе «Доступные лекарства».

«Врачи не выдают рецепты, а аптеки — лекарства, говоря, что нет финансирования. Это неправда — финансирование на национальном уровне было выделено вовремя и в полном объеме, но во всех областях, кроме двух, оно не распределено местными властями», — отмечали в ведомстве.

Но больных не должно волновать, где и что выделено, они должны иметь возможность получить доступные лекарства в аптеках. Нынешнюю ситуацию в Минздраве не комментируют, что наводит на размышления. А в СМИ продолжают появляться материалы о том, что доступные лекарства не так уж доступны. Или доступны не те, которые нужны конкретному пациенту.

Что же касается утверждения Гройсмана, будто программа повлияла на уровень смертности, то это, мягко говоря, неточно. К сожалению, смертность в Украине не снижается, а растет. В январе — мае 2018-го умерли 254 221 человек — больше, чем в тот же период 2017 года. На 0,3% больше, но все же больше.

Гораздо хуже другое. Гройсман радуется снижению количества вызовов на неотложные состояния, связывая это с реализацией программы «Доступные лекарства». Однако причина, к сожалению, другая — в результате медицинской «реформы» скорая помощь во многих случаях отказывается приезжать на вызовы (как сообщают СМИ, даже к детям с высокой температурой). Естественно, такие вызовы не фиксируются.

Вот только один пример. 35-летнему жителю Днепра Алексею, который шел с маленькой дочерью по улице, стало плохо. На крики ребенка сбежались прохожие. К счастью, одна из прохожих оказалась фельдшером. Она-то и боролась за жизнь Алексея, делая ему искусственное дыхание и непрямой массаж сердца в ожидании скорой. Но скорая, которую вызвали прохожие, не приехала. И только после звонка прибывшей на место происшествия полиции с большим опозданием (через 45 минут после того, как человеку стало плохо!) наконец-то приехала скорая — с шофером и фельдшером, врача не было (воплощение в жизнь «гениальной» идеи Ульяны Супрун). Естественно, оказать помощь такая бригада не смогла. Еще через 10 минут прибыли врачи — реанимация. Больной умер по дороге в больницу.

А Гройсман радуется снижению количества вызовов на неотложные состояния. То есть тому, что «Доктор Смерть» разваливает систему неотложной помощи в Украине… Если это безумие не остановить, то последствия будут чудовищными. Но премьера это, похоже, ничуть не беспокоит.

После евромайдана уровень бедности в Украине серьезно вырос

В Украине 25% населения живет за чертой бедности (таковы данные по состоянию на 17 июля 2018 года), а в 2014-м этот показатель составлял 15%, заявила директор Всемирного банка по вопросам Украины, Беларуси и Молдовы Сату Кахконен.

Понятно, что для украинцев эта информация особого интереса не представляет. Они и так прекрасно понимают, каков реальный уровень жизни в стране. Сейчас тот уровень жизни, который был в 2014 году, воспринимается как недостижимый образец материального благополучия и стабильности.

Какой же выход из этой ситуации видит представитель Всемирного банка? Четкого ответа нет ― есть только набор клише о «завершении начатых реформ».

Но ведь именно эти так называемые реформы привели к росту бедности и обнищанию украинцев. Люди не видят позитивных результатов. Ирина Бекешкина, директор Фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива, заявила: «54% населения не видит ни одной успешной реформы в Украине».

Согласно исследованию, которое провел Фонд «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива совместно с социологической службой Центра Разумкова, подавляющее большинство ― 61% ― украинцев не верят в успех реформ (38% уже не верят, но есть доля надежды; 23% не верят в успех реформ вообще).

Кризис в здравоохранении и сфере образования, резкий рост тарифов, реальная угроза коллапса ЖКХ страны и многое другое ― все это прямое следствие политики еврореформаторов по воплощению в жизнь рекомендаций зарубежных «доброхотов».

Пора наконец жить своим умом. И кардинально пересмотреть взаимоотношения с международными финансовыми организациями, особенно с МВФ, рецепты которого еще никому не принесли пользы. Сделать это необходимо, поскольку речь идет о выживании Украины и украинского народа.

Пенсионное законодательство может быть ужесточено

Проведенная в Украине пенсионная реформа не обеспечивает формирование полностью справедливой и устойчивой пенсионной системы. Такое мнение высказал директор департамента коммуникаций МВФ Джерри Райс на брифинге в Вашингтоне, отвечая на вопрос УНИАН о соответствии пенсионной реформы обязательствам Украины в рамках программы сотрудничества с фондом.

То есть МВФ не устраивает навязанная им Украине пенсионная реформа, лишившая миллионы украинцев права на достойную или хотя бы обеспечивающую выживание пенсию.

По мнению Джерри Райса, принятый закон «содержит недостатки, которые снижают мотивацию людей работать дольше и делать взносы…». Другими словами, украинцы должны работать больше и платить больше. В МВФ недовольны тем, что в пенсионном законе сохранились пусть и ничтожные, но все же преференции по выходу на пенсию.

Понятно, что при этом не учитывается ни демографическая ситуация в Украине, ни гораздо более низкая продолжительность жизни, чем в странах Запада. МВФ такие «мелочи» не волнуют. Но они должны волновать власть, которая все еще является украинской. Или уже нет?

Экс-депутат ВР Лариса Скорик писала, что известный «друг» Украины Збигнев Бжезинский в разговоре с ней заявил, что нашей стране достаточно и 17 млн населения.

Складывается впечатление, что именно этот план и воплощает в жизнь МВФ. Совместно с американской гражданкой Ульяной Супрун, по недоразумению до сих пор пребывающей в статусе и. о. министра здравоохранения.

Как защитить украинскую науку?

Судя по результатам исследования, проведенного Социологической группой «Рейтинг» в сентябре 2017 года, ученые не смогли защитить науку от «реформаторов» и на четвертом году построения «европейской» Украины вынуждены признать: ситуация в отечественной науке только ухудшается. Так думают 64% опрошенных ученых, улучшение заметили только 8% респондентов. Медицина, образование, экономика, правовая система, а теперь и украинская наука из-за событий 2013–2014 годов отброшены на десятки лет назад.

Понимая, в каком плачевном состоянии сейчас наука в Украине и как мало делается для ее развития, ученые все же надеются на новый технологический прорыв. Причем большинство из них (75%) считают, что «стратегическими приоритетами для развития и инноваций в Украине в ближайшем будущем» должны стать технические науки (машиностроение, информатика, электротехника и т. д.).

Позволю себе дать совет нашим ученым. Думаю, все вы уже поняли, в какой ситуации мы находимся. Сегодня вряд ли есть смысл обсуждать крупные проекты и концепции. Начните снизу! Добейтесь хотя бы спасения от идиотских реформ образования, согласно которым украинские школьники перестанут учить физику, математику, биологию и химию, а все необходимое (по мнению наших «реформаторов») естественнонаучное знание будет «упаковано» в 3 часа в неделю.

Пока еще можно что-то сделать для того, чтобы у нас были не только патриоты, но и программисты, машиностроители, инженеры, химики и физики, это нужно сделать.

Результаты работы «реформаторов» медицины в зеркале социологии

Законодательство, касающееся проведения медицинской «реформы», пока не принято, но последствия деятельности «реформаторов»-варягов украинцы уже прочувствовали на себе.

За последние два года общее качество государственных медицинских услуг ухудшилось. Так считают 47% участников опроса, проведенного Социологической группой «Рейтинг» в июле ― августе 2017 года. Лишь 10% респондентов заявили об улучшении. Более трети считают, что качество государственных медицинских услуг не изменилось, 9% затруднились с ответом.

Собственно говоря, можно утверждать, что, хотя медицинская «реформа» законодательно пока не оформлена, она уже реализуется. Ведь ее суть ― это экономия выделяемых на медицину государственных средств, что уже привело к ухудшению качества предоставляемых услуг. А также противоречащая Конституции ликвидация бесплатной медицины.

Понятно, что, если законопроект о медицинской «реформе» удастся «продавить» в ВР во втором чтении и затем этот закон вступит в силу, ситуация только ухудшится. Но даже если народные депутаты отвергнут медицинскую «реформу», политика Минздрава вряд ли изменится, во всяком случае при нынешнем руководстве ведомства.

Наведя «порядок» в закупках лекарственных средств (это уже привело к отсутствию многих из них), «решив» проблему вакцинации (в том числе и наличия вакцин для лечения ботулизма, бешенства), Минздрав готовит «улучшения» в работе скорой помощи ― замену врачей и фельдшеров в бригадах парамедиками. Причем мнение квалифицированных медиков и общественности о том, что такое нововведение не соответствует нашим реалиям и приведет к увеличению смертности, просто отметается ― с ходу, безо всякого обсуждения.

Профсоюзы работников здравоохранения ряда городов, в том числе и Киева, готовы к открытым протестным акциям в случае, если подобные новации все-таки попытаются реализовать. Хочется верить, что хоть это поможет успокоить реформаторский зуд руководства Минздрава.

Приоритет Минздрава ― антироссийская политика, а не здоровье украинцев?

Ульяна Супрун не намерена отказываться от своей идеи фикс ― полностью запретить российские медикаменты в Украине. Предложение приостановить поступление и обращение на рынке препаратов российского производства Минздрав уже направил в Кабмин. При этом и. о. министра здравоохранения уверяет общественность: прекращение импорта лекарств российского производства украинским пациентам не повредит.

Однако в это верится с трудом ― еще свежи в памяти и смерти от ботулизма, и эпидемия кори. Отказываясь три года назад от российских вакцин и сывороток, чиновники клятвенно обещали, что «большой беды для здоровья украинцев от санкций не будет». Но беда оказалась слишком большой: за преступное чисто политическое решение Минздрава девять украинцев, заразившихся ботулизмом, заплатили жизнью, десятки ― здоровьем (весьма показательно, что в ведомстве даже число жертв ботулизма называют разное: замминистра Оксана Сивак говорит о девяти, а и. о. министра ― о восьми умерших). Самое страшное, что жертвами русофобского рвения чиновников Минздрава стали и дети ― в одной только Одесской области более двух сотен малышей заболели корью, двоих из них спасти не удалось…

За эти трагедии никто из чиновников ответственности не понес. Видимо, именно поэтому и уроков никто из них не извлек. Ульяна Супрун, по-прежнему больше озабоченная не вопросами эффективности лекарств, а размером ущерба бюджету России (по подсчетам экспертов, вследствие запрета российских лекарств в Украине РФ потеряет до $30 млн), инициирует новые антироссийские санкции. «Это политическое решение министерства», ― с гордостью заявляет Супрун об очередной русофобской инициативе своего ведомства.

А задумывается ли она о том, причиной скольких смертей украинцев и тяжелых осложнений может стать такое «политическое решение»? И помнит ли вообще Ульяна Супрун о том, что приоритетом для Минздрава и для нее лично как и. о. министра должно быть, прежде всего, здоровье украинцев, а отнюдь не политическая целесообразность? Вряд ли, учитывая квалификацию, опыт госпожи Супрун и ее «достижения» в украинском здравоохранении. Вот уж воистину, «беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник».

«Варяги» в правительстве: некоторые результаты

Подводить итоги деятельности Ульяны Супрун пока рано, хотя за несколько месяцев она «достигла многого». Т. н. реформы решительно осуждают ведущие специалисты, общественность и даже профильный комитет ВР. На грани выживания оказались крупнейшие медицинские учреждения страны, без преувеличения гордость отечественной медицины, с огромным кадровым потенциалом.

Но о ней подождем. А вот об итогах деятельности предшественника Супрун грузинско-американского реформатора А. Квиташвили уже можно судить совершенно определенно. Напомним, 2 декабря 2014 года был подписан указ о предоставлении ему украинского гражданства. В этот же день он был назначен на должность министра здравоохранения Украины. Ушел в отставку 16 февраля 2016 года.

Интересные данные содержатся в недавно обнародованном отчете Государственной аудиторской службы Украины (ранее — Госфининспекция Украины) за 2016 год. В нем, в частности, сказано, что Минздрав с 2015 года (при министре Квиташвили) перешел к государственным закупкам лекарственных лекарств и медицинских изделий через международные специализированные организации. В частности, через Краун Ейджентс Лимитед, Представительство Детского фонда Организации Объединенных Наций в Украине (ЮНИСЕФ) и Программу развития Организации Объединенных Наций (ПРООН).

С этими специализированными организациями Минздрав в 2015 году заключил соглашения и на их выполнение в конце 2015 года перечислил авансом 2,19 млрд гривен. Цель ставилась благая — избавиться от коррупционеров при организации поставок медикаментов. Априори считалось, что международные организации кристально чисты в этом отношении. И каков же результат? Без преувеличения, ошеломляющий.

По состоянию на 01.05.2016 «кристально чистые» не поставили товара на сумму 1 885 309 900 грн. ПРООН не поставила товара на 574 098 900 грн, чем нарушила условия соглашения в части поставок медикаментов в течение шести месяцев со дня предоплаты. И выяснилось, что наложить санкции на организации за такие, мягко говоря, задержки невозможно, поскольку в заключенных с ними договорах указано, что специализированные организации не несут ответственности за любые претензии, которые возникают из-за заключенных соглашений или связаны с ними.

При этом 31% закупок на сумму 96 867 500 грн. специализированные международные организации осуществили у производителей из Украины. За что Минздрав им уплатил комиссионный сбор и стоимость услуг уполномоченных предприятий по таможенному оформлению, хранению и дистрибуции товаров на общую сумму 5 880 800 грн!

Как это понимать? И понесет ли «эффективный менеджер» иностранного разлива А. Квиташвили за это ответственность? Вопрос, как говорится, риторический. Будем ждать отчета Государственной аудиторской службы по результатам деятельности Ульяны Супрун.

Очередные повышения вместо реформ ― суть политики «камикадзе»

В НАК «Нафтогаз Украины» готовят очередное повышение тарифов для украинских граждан. Глава компании Андрей Коболев категоричен: цена газа для населения должна быть пересмотрена, а повышенные тарифы необходимо ввести уже с апреля 2016-го. «Насколько мне известно, меморандум с МВФ предусматривает следующий шаг ― повышение тарифов с апреля. Ведь это решение должно быть принято уже в марте. Если мы этого не сделаем, мы упустим ключевой момент. Это важно не только для “Нафтогаза”, это крайне важно для всей страны», — заявил он.

Власть не только ставит украинцев перед фактом ― повышение неизбежно, но и пытается убедить их, что очередное повышение ― это и есть долгожданные реформы. «Мы должны закончить реформу. Если мы остановимся на полпути, весь достигнутый результат будет нивелирован», ― заявил глава «Нафтогаза», аргументируя необходимость роста тарифов.

Однако господину Коболеву, который так любит ссылаться на МВФ, не мешало бы вспомнить, на каких условиях заключался Меморандум с Фондом в 2014 году. В частности, в Письме о намерениях содержится пункт, который гласит: «18 апреля 2014 года мы приняли и публично объявили о решении по повышению тарифов и спланировали его введение на период до 2017 года, график которого предусматривает следующие шаги: в 2015 году мы повысим тарифы на газ и теплоснабжение для конечных потребителей в среднем на 40%, со вступлением в действие с 1 мая; и после этого в 2016 и 2017 годах мы будем повышать эти тарифы в среднем на 20% в год, со вступлением в силу новых тарифов 1 мая каждого года до тех пор, пока “Нафтогаз” не покроет все свои убытки до 2018 года».

Как видим, в 2014 году ни о каком семикратном повышении тарифов на газ речь не шла. Обязательства повышать и повышать тарифы появились уже в 2015-м после подписания нового Меморандума с МВФ для программы расширенного финансирования.

Сегодня украинские еврореформаторы могут сколько угодно задаваться вопросом «Какой идиот это подписал?» (как заявил недавно Ляшко, рассуждая о  ЗСТ с ЕС и мизерных квотах для украинских товаропроизводителей), но народу от этого легче не станет. По крайней мере, пока сотрудничество с МВФ не будет прекращено и чиновники, которые подписывали эти откровенно антинародные, антиукраинские документы, не понесут ответственность по всей строгости закона.

Свести все реформы к банальному повышению цен и под крики «Да здравствует евроинтеграция!», «Да здравствует сотрудничество с МВФ!» убеждать украинцев, что все делается ради их светлого и благополучного будущего ― это цинизм высшей пробы.

Однако считаю нужным обратить внимание еще на один весьма интересный факт. В Письме о намерениях от 2014 года содержится следующая формулировка: «…в 2016 и 2017 годах мы будем повышать эти тарифы… пока “Нафтогаз” не покроет все свои убытки до 2018 года».

Иными словами, данная реформа проводится с целью снизить убыточность «Нафтогаза Украины». Собственно, в самой идее сократить убытки предприятия нет и не может быть ничего плохого. Дело в методах. Украинские «реформаторы» по наущению кредиторов освобождают богатейшую нефтегазовую корпорацию страны от якобы непосильных долгов… путем увеличения нагрузки на население. На то самое население, которое одну половину своих доходов тратит на пропитание, а вторую ― на коммунальные услуги. На тех людей, которые выстроились в огромные очереди за унизительной подачкой в виде субсидии. На тех граждан, которым два года назад «майданные лидеры» обещали провести реформы, обеспечить достойный уровень жизни и внедрить европейские стандарты, отстранить от власти олигархические кланы и ФПГ. Вот только вместо реформ и «политики справедливости и равенства» украинцы получили многократное повышение цен и двойные стандарты от новой евроинтегрированной команды.

Реформа отечественной медицины: «пациент скорее мертв, чем жив»

5 февраля (как раз к Всемирному дню больного, который отмечается 11 февраля) «реформаторская команда» вспомнила о реформе здравоохранения. Пресс-служба Минздрава распространила претенциозное заявление, в котором предложила общественности принять участие в обсуждении Концепции реформы финансирования системы здравоохранения в Украине. В течение месяца министерство планирует обсуждать предложенную концепцию, после чего «предполагается официальное утверждение документа и воплощение реформы при поддержке международных партнеров».

Абсурдность ситуации поражает: после 14 месяцев широко распиаренных реформ в Минздраве вдруг озаботились вопросами… финансирования системы здравоохранения. В ведомстве заговорили «о новых ролях центрального правительства и местной власти», «об усилении роли общин», что только еще раз подтверждает: «реформаторы» готовятся переложить и ответственность, и обязанность осуществлять финансирование на местные советы.

Что же касается непосредственно реформ в системе здравоохранения, то описать их можно одной фразой: «Пациент скорее мертв, чем жив». «Грузинский реформатор-технократ» Александр Квиташвили в корне разрушил систему здравоохранения, которая худо-бедно функционировала последние годы.

Мы прекрасно помним, с какой помпой вступал в должность Александр Квиташвили, как он обещал быстро и безболезненно провести в стране реформу здравоохранения, опираясь на свой грузинский опыт. Однако уже через семь месяцев министр подал заявление об отставке. Правда, еще через семь месяцев отозвал его обратно, мотивируя тем, что ему жаль «бросать начатые реформы на полпути». Говоря о «полпути», министр себе явно польстил, так как фактически реформа здравоохранения за это время даже не начиналась. «Грузинский гастролер» оказался не готов к реалиям украинской медицины. Переход на страховую медицину не начат, финансирование медучреждений ставит их на грань выживания, инвестиции в медицинскую отрасль не идут, качество медицинских услуг падает с каждым днем, доступная медицина существует только в воображении чиновников-«реформаторов». Зато весь год медицинскую отрасль лихорадило ― то от дефицита вакцин, что привело к вспышке полиомиелита на Закарпатье, то от блокирования поставок инсулина, то от смертей в Запорожской области от ботулизма. И все это на фоне перманентного противостояния Минздрава и профильного парламентского комитета, перекладывающих друг на друга вину за пробуксовку реформ.

Квиташвили называет своим достижением передачу госзакупок лекарственных средств в руки международных профильных организаций (ЮНИСЕФ, ПРООН и Crown Agents), что позволит исключить коррупционные схемы. Соответствующие изменения в украинское законодательство парламент внес еще 19 марта 2015 года, но из-за неповоротливости чиновников Минздрава и несогласованности действий до конца года эта система так и не заработала. Исключить коррупцию при закупке лекарств «реформаторам» не удалось, зато удалось поставить под угрозу срыва поставки в страну жизненно важных препаратов.

Лишь после подписания 12 января 2016 года соответствующего распоряжения Кабмина система стала дееспособной. Однако профильный парламентский комитет недоумевает: почему лишь 60% госзакупок переданы международным организациям, а для 40% по-прежнему возможны коррупционные схемы?

Еще одним своим достижением Квиташвили считает разработку и принятие 22 нормативных актов по дерегуляции фармацевтического рынка, направленных на удешевление лекарственных средств для населения. Однако реального удешевления лекарств не произошло: импортные препараты (да и отечественные) дорожают день ото дня. Если же Украина выполнит требование МВФ об отмене льготной ставки НДС на медикаменты, то цены на лекарства, по оценкам экспертов, вырастут на 30−55% (!).

Несмотря на провал реформ, Александр Квиташвили полон оптимизма. «У нас есть очень хорошая поддержка от Всемирного банка, это $215 млн, которые как раз и будут помогать в отношении реформ», ― бодро заявлял «грузинский реформатор» в конце прошлого года, суля светлые перспективы украинскому здравоохранению уже в 2016-м. Но никакие инвестиции не могут обеспечить успешность реформ, если изначально была выбрана ошибочная стратегия реформирования или же преобразования проводятся только на бумаге.



Как украинские трудовые мигранты стали угрозой для… Украины

18 декабря — Международный день мигранта. Для Украины — страны, в которой после проведенных командой евроинтеграторов «реформ» проблема трудовой миграции стоит крайне остро, этот день имеет особое значение. Сегодня, по информации Министерства социальной политики, от трех до пяти миллионов украинцев работают за рубежом (по неофициальным данным, эта цифра значительно выше).

Если до 2014 года основной причиной выезда украинцев в европейские страны и РФ были низкие зарплаты и безработица, то сегодня украинцы ищут за рубежом стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Растущая безработица, падение уровня жизни, политическая нестабильность, рост преступности, произвол радикальных политических сил — всё это заставляет украинцев искать лучшей жизни за границей.

К сожалению, украинская власть не делает ничего для того, чтобы остановить отток населения за рубеж. Более того, в возвращении трудовых мигрантов из России секретарь СНБО Украины Александр Турчинов даже усмотрел угрозу для национальной безопасности.

1 декабря он разместил на сайте СНБО статью, в которой, упрекая РФ в ужесточении официальных условий пребывания украинцев на ее территории, настойчиво пытался внушить мысль, что это угрожает внутриполитической ситуации в Украине. «Создаются предпосылки для депортации наших граждан и инфильтрации в Украину специально подготовленных антиукраинских элементов для дальнейшей дестабилизации ситуации». Вот так одним росчерком пера господин Турчинов превратил украинцев — «наших граждан» — в «антиукраинские элементы».

Давайте для начала разберемся, что имеет в виду секретарь СНБО под «изменением официальных условий пребывания граждан Украины в РФ»? Как известно, в 2014 году после обострения конфликта на Донбассе, в результате чего резко увеличился поток беженцев, Россия ввела для украинцев льготный режим пребывания в стране. Однако с 1 декабря, как предупредили в украинском МИДе, «к гражданам Украины, которые нарушили или будут нарушать в дальнейшем после въезда разрешенный срок пребывания на территории РФ… и не оформили разрешительные документы, будут применяться меры административного характера». Исключение сделано лишь для беженцев с Донбасса.  По сути, теперь для граждан Украины действуют те же правила, что и для граждан стран — участниц СНГ, с которыми установлены безвизовые отношения. По всей видимости, господин Турчинов просто решил поспекулировать на «миграционной теме».

Хотелось бы понимать, что же так возмутило секретаря СНБО? Тот факт, что «создаются предпосылки для депортации наших граждан»? Однако любое государство вправе депортировать иностранных граждан в случае нарушения ими визового режима или правил пребывания на своей территории. Это норма международного права. Не возмущают же господина Турчинова имеющие место случаи депортации украинцев, например, из государств ― членов ЕС.

Возможно, секретаря СНБО пугает перспектива роста безработицы в Украине? Но в этом случае предъявлять претензии РФ по меньшей мере абсурдно. Вместо того чтобы проводить реформы, поднимать экономику, создавать рабочие места, «правительство реформаторов» активно занимается только вопросами займов и кредитов. Нет ничего удивительного в том, что трудовая миграция в Украине бьет рекорды. Однако здесь надо предъявлять претензии не РФ, а украинскому правительству, которое за полтора года разрушило промышленность и практически на корню уничтожило малый и средний бизнес. Впрочем, поиск внешних факторов для оправдания своих промахов, просчетов и ошибок стал уже привычной практикой евроустремленной украинской власти.

Думаю, секретарь СНБО в первую очередь должен обеспокоиться реальной угрозой, которая исходит от радикалов и экстремистов, а не пугать общественность своими измышлениями по поводу депортации в Украину трудовых мигрантов —  украинских граждан, которые решили вернуться на родину. И по отношению к которым украинская власть должна проявить максимум внимания, оказать им необходимую помощь.